Несмотря на все усилия нашей пацаватой Рады, нас таки ждет безвизовый режим с Европой, что чрезвычайно радует, поскольку сближает с ней самым простым и ощутимым образом.

Ничто так не подчеркивает собственную второсортность, как необходимость оббивать пороги посольств и доказывать, что тебе действительно туда надо. Презумпция виновности в чистом виде: являешься в эти пункты фильтрации в качестве потенциального террориста, проститутки или еще какой-то социально неприятной и неприемлемой в европах личности, и покидаешь с чувством облегчения — проскочил! - но и легкой тревоги, ведь в следующий раз благоприятное впечатление, может, и не удастся произвести, и будешь отшит как социальный мусор.

И даже бог с ней, с Европой, но вот эта априори приписываемая ущербность — сильно неприятная и разрушительная штука. Помню, лет семи был взят родителями на шопинг, хотя тогда такого слова еще не знали, в самый обыкновенный универсальный магазин в советской провинции. Процедура для ребенка изнурительная, и когда мама с папой в очередной раз прильнули к какому-то прилавку, я бродил, поджидая их, среди выставленного товара. И тут поймал на себе недобрый взгляд одной из продавщиц. Она не только посмотрела, но еще и сказала: «Что ты тут ходишь? Украсть что-то хочешь?»

Испытанное мной тогда чувство было такой силы и качества, что посещение магазинов с открытым доступом к товарам стало для меня на долгие годы тяжелой мукой. Я и сейчас, десятки лет спустя, порой ловлю себя в таких местах на мысли, не выгляжу ли я в чьих-то глазах вором.

Проявление внешним миром открытости и приязненности — очень важная вещь для саморазвития. Но не менее важно всячески усиливать и присутствие правильного, не русского, мира в Украине, быть открытой и приязненной страной для него. Европа должна прийти в Украину. То есть не то чтобы должна, важно, чтобы она захотела сюда прийти, чтобы ей это стало интересно. Вот тогда можно будет говорить об интеграции, а пока больше речь о том, как оборудовать дырку в заборе, чтобы нам было удобней лазить в прекрасный соседский сад.