В деле "Беркута" исследуют гильзы и патроны
В деле "Беркута" исследуют гильзы и патроны, Анастасия Рафал, "Страна"

Суд по делу "Беркута", наконец-то становится все более содержательным. Прокуратура приобщает к делу улики и экспертизы, связанные с расстрелом протестующих на Институтской в феврале 2014 года. Однако вопросов меньше не становится. Скорее, наоборот. 

На скамье подсудимых все те же пятеро: милиционер-водитель Николай Зинченко, альпинист Павел Аброськин, кадровик Олег Янишевский, снайпер Александр Маринченко и Сергей Тамтура.  

Автомат Аброськина 

— Предоставляются материалы, — судья берет из рук прокурора Романа Псюка увесистую папку с документами. — Экспертиза гильз и пуль, — бегло пробегает он глазами по бумаге. — Гильза выдана свидетелем Соколовым, которую нашёл гражданин Онищенко возле бетонной баррикады. Так... дальше... Выданные на экспертизу свидетелями Тертичным, Бонюком, Ковальчуком. 

Все гильзы нашли или изъяли из тел и передали на экспертизу сами майдановцы. 

— Это уже нарушение процедуры, — пожимает плечами адвокат экс-беркутовцев Игорь Варфоломеев. 

Но судья зачитывает дальше.

Найденные гильзы и пули эксперты сравнили с контрольными образцами — пулями, отсрелянными из 24 автоматов, которые по документам были закреплены за спецротой "Беркута". Или "черной ротой", как окрестили ее журналисты.  

— Установлено, что следы на пуле от автомата с серийным номером 864113 1974 года выпуска совпадают с гильзой, предоставленной Соколовым, — зачитывает судья.

— Это один из автоматов, который был закреплён за спецротой "Беркут", — поднимается Роман Псюк.

— Из автомата с таким номером были убиты Виталий Смоленский и Анатолий Жаловага, — поднимается с места адвокат потерпевших. 

— Все гильзы идентифицированы: они были отстреляны из автоматов, закрепленных за спецротой "Беркут". Три из них выпущены из автомата Аброськина, — продолжает Роман Псюк. ­— Кроме того, соотнесены пули, выпущенные из автомата Панченко, который объявлен в розыск, и погибшего Симисюка. 

Экспертизы на любой вкус   

— Меня терзают смутные сомнения, — поднимается с места один из трех адвокатов экс-беркутовцев Стефан Решко.

— Эти три эксперта еще в 2015 году исследовали те же предметы, и пришли к совершенно другим выводам, — поддерживает Горошинский. — Это уже третья экспертиза, которую они проводят. В одной они соотносят пулю с оружием Аброськина, в другой ту же пулю соотносят с оружием другого человека. Раньше были совпадение по Зинченко. Теперь их нет. А исследуют одни и те же предметы. Иногда в рамках одной и той же экспертизы в одну и ту же пулю относят к разным стволам. Причем, каждая новая экспертиза категоричнее предыдущей: "есть все основания считать, что…". А на деле там ошибка на ошибке. Например, в одной из экспертиз есть ссылка на более позднюю экспертизу. То есть, экспертизы еще нет, но на нее уже ссылаются.

— Я хочу обратить внимание суда, что в мотивирующей части экспертизы указаны 24 автомата, а в результативной — 22, — в "бой" вступает адвокат Игорь Варфоломеев. — И есть отличия между серийными номерами. Раньше эксперты считали, что 92 исследуемые гильзы выпущены из 8 экземпляров орудия, в этой пишут, что из семи.  

— Всего же исследуются 92 и 11 гильз, — поднимается с места милиционер-альпинист Аброськин, которому эксперты приписывают больше всего выстрелов. — Или суммарно 103. Но в выводах фигурирует только 101. Куда делись еще две?

— Не говоря уже о том, что образцы были опечатаны и попали к эксперту 14 июня. Вывод эксперта также датирован этим днем. Но при этом, в тексте сказано, что на экспертизу потратили 108 часов, — разводит руками Стефан Решко. — Как в течение одних суток, в которых 24 часа, можно было потратить на экспертизу 108?

— В каждой экспертизе по 2-3 ошибки, — констатирует Горошинский. 

Да здравствует амнистия 

Суд решает, что все вопросы адвокатов следует адресовать самим экспертам. Судя по тому, как движется процесс, их начнут допрашивать в конце лета-начале осени.

Тем временем, судья зачитывает результаты следующей экспертизы. Речь снова идет о гильзах: многие из них были найдены в районе отеля "Украина".

Большинство из них, как свидетельствует экспертиза, были выпущены из автомата Калашникова. Есть пули пистолетных патронов. И даже пуля СВД от снайперской винтовки.

— На видео, которое есть в материалах дела, видно, что рядом с группой стрелявших передвигается человек со снайперской винтовкой, — тут же объясняет прокурор Роман Псюк.

Впрочем, в деле уже фигурируют и нестандартные патроны, которых нет на вооружении в милиции.

— Есть экспертизы, в которых фигурирует охотничья пуля. Есть пули калибра 5,45, — говорит Горошинский.

В деле фигурирует даже патрон 30−06 Springfield — легендарный винтовочный патрон США времён Первой и Второй мировых войн, и войны в Корее. В настоящее время он используется как популярный охотничий патрон. И его "коллега", тоже родом из США — 308 Winchester.

— Но прокуратура и не исключает. Мол, да, возможно и другие стреляли тоже, — пожимает плечами Горошинский.

Кто эти другие, возможно, можно было бы установить, если бы следствие попыталось выяснить, кто стрелял в милиционеров на Майдане?

Впрочем, этим вопросом следствие едва ли когда-нибудь займется.

— В феврале 2014 года Верховная Рада приняла закон о недопущении наказания в отношении лиц, которые принимали участие в протесте с 21 ноября 2013 года и по момент принятия закона, — объясняет Стефан Решко. — При этом, закон содержит перечень статей Уголовного кодекса, по которым люди освобождаются от ответственности. И там в том числе есть статья "убийство или посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов". Это очевидная дискриминация. Тех, кто стоял по одну сторону баррикад наказывают, а тех, кто стоял по другую, освобождают от ответственности. При этом, закон запрещает, по сути, даже расследование проводить: он запрещает собирать документы, факты, как-то их компоновать. 

Кто стрелял из отеля "Украина"    

— Обратите внимание, сколько пуль было выпущено! — адвокат потерпевших делает упор на слове сколько. — Очевидно, что работала группа людей.

— Во-первых, есть индивидуализация преступления, — парирует Решко. — Во-вторых, надо понимать, что пули могли выпускаться и в воздух. Наконец, из отеля "Украина" велась снайперская стрельба и по сотрудникам милиции и по протестующим. 

— Из отеля "Украина" не стреляли по милиционерам, — возмутилась защитница потерпевших Евгения Закревская.

— Читайте материалы дела, — посоветовал ей Решко.

— Многие пули извлечены из отеля "Украина", — берет слово адвокат экс-бойцов Горошинский. — Но в деле не указан даже этаж. А я хочу обратить внимание, что есть, например, пули, изъятые из номера 1132 (в этом номере проживал один из нардепов от "Свободы" Игорь Янкив - Прим.Ред.). Мы все знаем, что первые цифры номера обычно указывают на этаж. И многие свидетели говорят о том, что на 10-11 этажах были снайперы, которые стреляли. И очевидно, что прилетавшие туда пули, летели не спроста.  

— Это никем не установлено, — говорит Закревская. — Вы специально вводите присяжных в заблуждение. В тех номерах был персонал, посетители отеля. И да, надо установить, почему боевые пули попадали в помещение отеля?

На этой ноте судья прерывает дебаты, пообещав в будущем заслушать в суде и экспертов, и свидетелей, которые, возможно, внесут ясность в это дело. Если она, конечно, кому-то нужна…

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости