фото: Украинские новости

В Виннице вам непременно расскажут одну легенду, и тут же ее опровергнут. О том, как дедушка Владимира Гройсмана якобы сдал большевикам всю элиту города.  

— Как?! Вы не слышали эту историю? — радостно потирает руки общественник Виктор Малиновский. — Когда коммунисты пришли в Винницу, и попытались установить тут свои порядки, им надо было вычислить всех богатых людей. А народ в Виннице жил зажиточно, и никто никого сдавать не хотел. Тогда они нашли дедушку Гройсмана. Тот был фотографом, и у него были карточки всех влиятельных людей — с фамилиями и адресами. Он всех сдал, и получил за это две квартиры. Одну под мастерскую, и другую, в которой он жил.  

— Ой, ну это давняя мулька, — смеется журналист Игорь Зайковатый. — Его отец 46-го года рождения, а дед в 1917 году пешком под стол ходил.

Можно, конечно, все свалить на прадеда, но слабое место этого предания в том, что у него нет первоисточника. 

Гройсман из "Чернобыля"  

Зато наверняка известно, что отец Гройсмана Борис Исаакович в советское время работал на ламповом заводе. Семья жила в микрорайоне Вишенка на окраине города, который в народе еще называют "Чернобыль".

— Я знаю его отца, — рассказывает местный оппозиционер Владимир Воловодюк, который также живет на Вишенке. — Он тогда еще не держал базар, и не был богатым человеком. Какое-то время он был директором кафе — ­одного, второго. Потом имел какую-то торговлю. Он довольно умный, практичный. И младшего Гройсмана я помню. Парень был, как парень. Ничего особенного. Ему было лет 14, когда его отец начал организовывать базар "Юность". И он [Владимир] активно помогал.  

Этот рынок в народе называют "Стеной плача".

— Когда его строили, уничтожили зеленую зону, каштаны, газон. Забрали часть проспекта Юность. И построили стену, у которой поначалу не было окон. Потом их сделали сверху, — объясняет Михаил Сиранчук, завсегдатай всех акций протеста.

Михаил Сиранчук. Фото Анастасия Рафал "Страна"

В прошлом преподаватель физики и труда, он работал в 35-ой школе, которую закончил Гройсман, и где преподавала его мать Жанна Израилевна. Говорят, очень хорошая, интеллигентная была женщина. В 2000 году умерла от рака.

— Гройсман по природе смышленый, способный. Но на занятия ходил редко. Мама просила учителей: "девочки, поставьте хоть троечку". Все свои университеты он прошел на рынке у отца своего. Бывало, если торговцев обижали, они шли к старому Борису Гройсману, а тот говорил: "иди, Вова, разберись".

Сам Владимир Гройсман в 2012 году рассказывал изданию "Новини Вінниці — 20 хвилин", что с 14 лет работал слесарем в кооперативе своего отца. "Мы делали всякие ограды. Я работал после школы, с двух часов дня <…> Я не хотел брать деньги у родителей. Так я стал предпринимателем. А когда стал мэром, в тот же день пришел в офис, и сказал: "все, больше бизнесом я заниматься не буду, и передал его в управление".     

Молодой да ранний

О том, как Владимир Гройсман стал мэром, вам непременно расскажут еще одну легенду.

— Старший Гройсман был в очень хороших отношениях с тогдашним мэром [Александром] Домбровским, говорят, помогал ему, так сказать, чем Бог пошлет, — рассказал "Стране" видный местный бизнесмен, просивший не упоминать его имени в тексте. — И когда в феврале 2005 года на волне Майдана Домбровского повысили до губернатора, они сидели с Петром Порошенко и решали, кого теперь двинуть в мэры. Тут заскочил на огонек Борис Исаакович, слово за слово, выяснил в чем проблема и говорит: "возьмите моего мальчика, будет служить вам верой и правдой".

Быль это или небыль — сказать сложно. Местный журналист Игорь Зайковатый, который помнит Владимира Гройсмана еще кандидатом в городские депутаты, сомневается в правдивости этой истории.

— Гройсман стал самым молодым депутатом горсовета, 24 года. Когда Домбровский ушел в губернаторы, обязанности мэра исполнял секретарь горсовета. У него не сложились отношения с большинством, и они выбрали Владимира Борисовича. Никто его особо не проталкивал.  

Совсем иначе видит эту ситуацию оппозиционер Владимир Воловодюк.

— Виктор Казак был хорошим секретарем. Но они нашли какую-то "футбольную" причину, потому что реальной не было. И устроили дворцовый переворот в интересах Гройсмана. И в итоге, он стал исполнять обязанности мэра.

"Думали, молодой парень, современный"

26 марта 2006 года Гройсмана избрали мэром Винницы. 

— Я даже ему помогал. Думал: молодой парень, современный, коррупции не будет. Он просил помочь. И мы собрали деньги на ремонт церквей, провели на своих предприятиях разъяснительную работу. Он победил. И уже через три месяца это был другой человек, который не видел, и не слышал, — рассказывает Виктор Малиновский.

Малиновский у себя дома

У Малиновского, впрочем, к Гройсману личная "вендетта". Во времена, когда Гройсман был мэром, у него решением исполкома забрали стекольный завод.

— Он позалазил везде. Сначала заасфальтировал весь город, прикупив себе предварительно два асфальтных завода. Сегодня малый и средний бизнес практически полностью монополизированы. Все билл-борды по городу принадлежат Гройсманам. Сардельки в школы и детские сады идут через их цех "Ковбаскофф". Не говоря уже о том, что все коррупционные схемы в жилищно-коммунальном хозяйстве Владимир Гройсман строил непосредственно. Мы единственная область, где водоканал не с потребителем воды заключает договор, а с ЖЭКом. За это ЖЭКу отдают от 5% до 9% собранных от оборота денег, — негодует Малиновский.

Сегодня он занят тем, что организует тарифные майданы.  

Лучше, чем в Сумах

Впрочем, многие люди в городе, с которыми мне довелось пообщаться, советуют делить слова Малиновского на два. Мол, обида не дает тому объективно посмотреть на вещи.

— Гройсман был хорошим мэром. Город при нем реально изменился, — вспоминает Александр Печалин, глава правления Союза предпринимателей "Стена". — На счет того, что бизнес уничтожен — я бы не сказал. У нас в Союзе 180 предприятий, и это не мелкие лавочки. А если сравнивать с теми же Сумами или Ивано-Франковском, где предпринимателям определяют ниши, в которых они могут работать, ­— то у нас дела обстоят намного лучше.  

Александр Печалин (слева). Фото Анастасия Рафал "Страна"

— Правда, что все биллборды в городе принадлежат Гройсману? — спрашиваю.  

— Нет, мы работали с операторами, там пять компаний. Ходят слухи, что некоторые из них да… Номинально есть директор, но предприятие уже давно продалось. Но есть "Панорама", я точно знаю, что она не под Гройсманом. Есть всеукраинский оператор, — отвечает Печалин.

— Нет. Они монополизировали всю внешнюю рекламу, — настаивает Воловодюк. — Я знаю людей, которые были операторами рынка, их просто вытолкали. И теперь все относится либо к Гройсману, либо к Домбровскому. Здесь же вопросы в разрешениях.

Два взгляда

На примере Винницы можно увидеть, насколько по-разному можно увидеть одни и те же события.

Рассказывает Александр Печалин:

— Гройсман мне запомнился своей жесткостью. В городе когда-то был большой конфликт по рынкам. У нас четыре улицы были полностью заблокированы стихийными торговыми рядами. Места принадлежали людям в погонах, и представителям власти. Они сдавали точки, и имели 3-5 тысяч долларов в месяц. Фактически такой рынок сдвинуть с места — это все равно что зайти к прокурору домой, и сказать: "давай ты отдашь 80% своей зарплаты". Гройсман сказал: "ребята, я даю вам возможность диалога. Договариваемся, приходим к какому-то результату". Вариант номер два: "начинается противостояние, и тогда возможности диалога уже не будет". Они выбрали продолжать борьбу. Итог: торговых рядов нет.

А вот, как рассказывает ту же историю Михаил Сиранчук:

— Хватка у него сумасшедшая. Это да. Вот он зачистил торговые ряды на тротуарах, людей просто били. А потом согнал их всех на муниципальный рынок, который в народе называют "имени семьи Гройсмана". А там уже все торговые места ему принадлежат, — говорит Сиранчук. 

Черный ящик

Он сейчас проходит обвиняемым по делу Юрия Павленко (Хорта).

— Спалил чучело губернатора, — смеется Малиновский. 

— Да, не палил я, — отмахивается Сиранчук. — Я просто принес чучело коррупционера, кто-то наклеил листок и написал: "Олейник". Это чучело ребята подожгли, и оно сгорело дотла. А Юра Хорт имел смелость разорвать портрет президента фирмы "Рошен". За это он уже 14 месяцев находится за решеткой.

Все это дает возможность оппонентам власти утверждать:

— Винница сегодня ­— это Донецк периода Януковича. Прокуратура, милиция — все работает в интересах городской власти, — говорит Воловодюк. — Информационное поле практически полностью зачищено. Оппозицию гасят. Какие решения принимает горсовет, — тайна за семью печатями. У нас в документах пишут так: "ділянка 1", "ділянка 2", "особа 1", "особа 2". То есть, кому и что выделено — неясно. 

— И не дай бог что-нибудь вякнуть против Гройсмана — туда сразу бегут и пожарные, и милиция, и СБУ, — утверждает Малиновский.

­— Даже при Януковиче такого не было. То есть, было. Но не такое, — говорит адвокат Валерий Палий, которого винницкая пресса называет "одиозным". Он один из тех, кто ведет дело Хорта. А теперь его пытаются лишить лицензии.   

Валерий Палий, фото Анастасия Рафал, "Страна".

— Уже 14 месяцев длится это дело, — продолжает Палий. — Вот за что сидит молодой парень? За порванный портрет Порошенко? А почему его сыночка Алексея не посадили, когда тот порвал портрет Януковича? Понимаете, нет запрета рвать портреты. Гимн, герб и флаг — вот они защищены законом. А портрет какого-то очередного негодяя…

Дед Чайка по кличке Тарас Бульба, активный участник революции, недавно даже придумал лозунг: "жити по-новому — в тюрьмах, і злиднях".

Тот же Малиновский, например, хотя и не бедствует — уже сидит взаперти. 23 апреля исполнится 60 дней, как он находится под домашним арестом.  

Прокуратура припомнила ему дело 10-летней давности: ООО, основателем которого он был, не вернуло крупный кредит. Сам Малиновский уверяет, что это государство ему еще осталось должно.

Кто там у кого украл — дело темное. Но в нашей стране, где совет "обращайтесь в суд" звучит, как издевательство, подобные дела так просто не вспоминают.

— Конечно, они боятся тарифных майданов, — смеется Малиновский.

Он уверяет, что выводит на улицы по 3-5 тысяч человек, хотя даже его единомышленники (тот же Воловодюк, например) дают куда более скромную оценку — 200-300 человек. А люди, которые наблюдали эти события со стороны, — и того меньше: 50-100.

Но даже такое количество людей, похоже, кому-то не по вкусу. Во всяком случае, Малиновского прессуют. Не говоря уже о Хорте, которому светит 7 лет тюрьмы.

Винница-2006 и Винница-2016

— Это, конечно, была ошибка Порошенко и его команды, — делится своими размышлениями известный в Виннице человек, просивший не называть его имени. — Когда они закрывали Хорта, он был ничем не опасен. Но теперь, судя даже по публикациям в медиа, его рейтинг очень вырос. И обратно дороги нет. Теперь его просто опасно выпускать.

Мой собеседник хотя и оппозиционно настроен к местным властям, — многие заслуги бывшего мэра признает.

— Поставьте любого чиновника в те условия, в которые попал Гройсман, — он бы только воровал. А этот еще и многое сделал для города.

К числу заслуг Гройсмана-мэра относят ремонт дорог, решение проблемы с вывозом мусора, ликвидацию стихийной торговли, освещение города, организацию работы коммунального транспорта. Совместный со швейцарцами проект по трамваям и энергосбережению.

Многие горожане признают: Винница-2006 и Винница-2016 — это два разных города.

"Ющенко напоминал гоголевского Манилова"

Алиса Мисловская спускается ко мне в холл горсовета. Она пришла в команду Гройсмана, когда здесь был еще обычный первый этаж. Теперь это прозрачный офис.  

— Тут электронная очередь во все службы — СЭС, пожарную, пенсионный фонд, коммунальные службы. Человек приходит, сдает документы, администратор вносит их в базу, и передает дальше. Человек не сталкивается с непосредственными исполнителями. Плюс существует электронная система контроля: если ты должен получить документ на 10-й день, — ты его получишь на 10-й, а не на 9-й или 11-й.

Алиса Мисловская, фото Анастасия Рафал, "Страна"

Заместитель мэра Андрей Рева вспоминает любопытную историю, связанную с этим офисом.  

— В 2008 году в Винницу приехал Ющенко. Посмотрел, и возбудился. Тут же жену позвал: "Марино (на самом деле жену Ющенко зовут Екатерина - Прим.Ред.), ми повинні негайно провести нараду. Всеукраїнську. Ми зараз привеземо сюди людей". Он, когда говорил, я всегда вспоминал гоголевского Манилова: "как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или чрез пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки". Но при этом, книжка у него была всегда заложена закладкой на четырнадцатой странице. У Манилова. Ющенко уехал. И тишина. Никаких действий. Через несколько лет приехал Янукович. Пришел, мы ему показали терминал, он взял билет, лично пошел, посмотрел. Ему страшно все понравилось. Он спрашивает: "а вот что ты еще хочешь сделать?" Гройсман говорит: "хочу еще таких три построить". — "Да? Ну, и сколько это стоит?" А Гройсман так от балды: "15 миллионов". Янукович поворачивается к своим и говорит: "дайте ему 15 миллионов". Я спрашиваю у Гройсмана: "даст?" "Посмотрим", — отвечает. Оказалось, дали, причем 15,6 миллионов, плюс пять мы добавили. Сделали еще три прозрачных офиса. И приезжает Виктор Федорович посмотреть. Заходит в этот прозрачный офис. Походил, посмотрел, с людьми поговорил. И видно, что он чем-то недоволен. Он уже поворачивается уходить. Мы ему говорим: "Виктор Федорович, надо еще на второй этаж подняться". А там здоровенный зал, все так красиво сделано. Янукович встал в центре зала, руку в карман засунул, посмотрел. И тут у него вырвалась фраза: "да, не вкрали". И до нас дошло, чем он был недоволен. Он считал деньги, — смеется Рева. 

Своего бывшего шефа он характеризует, как человека продвинутого и жесткого.  

— В исполкоме нет человека, который бы не был за рубежом. Их туда специально направляли. Но каждый, кто возвращался, обязан был доложить, что видел, что ему понравилось, и что он будет внедрять здесь. ­

Андрей Рева, фото Анастасия Рафал, "Страна"

Сам Рева дважды был в США, а его подчиненные постоянно ездят в Польшу.

— Например, недавно ездили смотрели, как у них организована кайтеринговая служба, питание детей в школах.

— Говорят, что в Винницких школах и детсадах все питание идет через заводы Гройсмана.

— Это тоже мнение… — улыбается Рева. — Другой вопрос, насколько оно соответствует действительности. У нас питанием детей в школах занимаются два предприятия — "Школяр" и "Меридиан". Они занимались этим до Гройсмана, при Гройсмане, и после Гройсмана. Сейчас мы их заставляем менять оборудование на кухне. А детские сады сами выбирают, с кем работать. Понимаете, Гройсман — человек умный. Он бы таким заниматься не стал.

Андрей Рева, фото Анастасия Рафал, "Страна"

— И еще он жесткий. Он умеет принимать решения быстро, просчитывая ситуацию наперед. Если он уверен, что прав, то его остановить невозможно. Никакая критика на него не действует. Переубедить его сложно. Если я был не согласен, то в процентах 30 из 100 мне удавалось его переубедить. Он не подвержен влиянию извне. Если он знал, что человек совершил умышленное действие, он сразу увольнял. Не было всего этого: "шкода, може виправиться". 

Без оглядки на общественное мнение

Хочет ли Рева, чтобы его шеф стал премьер-министром, о чем сейчас говорят все чаще? По всему видно, что да.

— У нас сегодня в Украине ситуация следующая: либо радикализируется власть, либо радикалы придут к власти. Вот я общаюсь с людьми, и я же ощущаю градус настроений внизу. Либо сегодня начнутся радикальные реформы, без оглядки на общественное мнение и вопли маргиналов, либо маргиналы придут к власти. Это мое личное убеждение. И Гройсман из тех, кто пойдет до конца. Если он возьмется за этот воз, то он реформы проведет. Другой вопрос, что реформаторов никто не любит.

— Да ничего он не изменит! — уверен мой собеседник, просивший его не представлять. — Просто он вырос в той бизнесово-чиновничьей среде, где просто неприлично что-то делать исходя лишь из чистого общественного интереса. Всегда возникает вопрос - а профит в чем? Да и вообще, в нашей ситуации, кого ­не назначь премьером, ничего не изменится. Потому что все поделено: каким финансовым кланам что принадлежит. Да и вряд ли Гройсман сам захочет. Сейчас у него прекрасная должность: он ни за что не отвечает. Можно переждать 2-3 года до президентских выборов. Он же очень амбициозен.

Так ли это — мы, возможно, узнаем уже очень скоро.

А тем временем, самый интересный ответ на вопрос, "хорошо бы было Виннице, если бы Гройсман стал премьером", дал Александр Печалин.

— Понимаете, хорошо — это внутреннее состояние души.