informator.news

Я впервые узнала о летчице Надежде Савченко в июне 2014 года. 17 июня после боя возле поселка Металлист Луганской области ее взяли в плен боевики ЛНР. 18 числа на канале одного из российских телеканалов в Youtube появилась запись допроса Савченко. Тогда еще мало кому известная летчица потягивала в кадре сигарету и уверенным голосом отвечала:

«Как можно быть офицером украинской армии, и попасть в плен к своему народу? – Это парадокс, я понимаю. Убивала ли я? – Ну, да, я убивала. Скажу честно: я шла и смотрела, где подбитые БТРы, если это уже война, то я говорила правее-левее, - это работа наводчиком».

Не все помнят, но Савченко не сразу предъявили обвинения в убийстве российских журналистов Игоря Корнелюка и Антона Волошина. С видео допроса на канале Youtube было ясно только одно: летчицу показали в знак доказательства, что на украинской стороне воюют, в том числе, женщины. Не более и не менее.

Переговорщик Рубан   

Я стою на киевском ж\д вокзале. Странно сейчас и вполне нормально в июне-июле 2014 года – между столицей и Луганском еще курсируют поезда. Это моя первая поездка в АТО на ту сторону баррикад. Я заметно нервничаю и перебираю шлейки рюкзака.

Напротив меня в строгом черном костюме стоит руководитель Центра освобождения пленных "Офицерский корпус", переговорщик Владимир Рубан. Он спокоен. На нем голубая рубашка с белым принтом на манжетах. Мне, человеку в кедах и рваных джинсах, она тогда почему-то очень запомнилась. "Это моя счастливая. Завтра будет тяжелый день, и я надеюсь, что она принесет нам удачу", - сдержанно тогда сказал мне Рубан.

В репортаже для газеты "Вести" летом 2014-го я не напишу, как страшно мне было так просто поехать через линию фронта, и как Рубан купил мне в Киеве целый пакет еды – я буду, сначала, возмущаться, что столько не съем, а потом, уже на подъезде в Луганск, съем все до крошки – еда, оказывается, отлично отвлекает от волнения.

"Мы едем за Пулей. Девочку нужно забрать оттуда любой ценой", - говорит мне уже в купе переговорщик. Через 15 часов мы оказываемся в Луганске, и нас на вокзале встречает представитель самопровозглашенной ЛНР по имени Игорь Беляев. На нем ярко красный спортивный костюм, белая футболка и кобура для скрытого ношения оружия.

В машине Беляева, которая стояла недалеко от вокзала, естественно, есть оружие. Особенный дискомфорт мне приносит "муха" (ручной противотанковый гранатомет), которая раскачивается в открытом изнутри багажнике.

Будто бы не в плену

Мы выходим возле Луганской ОГА. Там построены баррикады, полно мешков с песком, а на асфальте – запекшиеся следы крови. В начале июня здание обстреляли, тогда погибло 8 местных жителей, и город все еще скорбит. Внутри и возле ОГА полным полно вооруженных до зубов людей: в их руках автоматы, в кобурах – пистолеты и штык-ножи.

В здании мне не разрешают фотографировать, и я даже не предпринимаю попыток с кем-то поговорить. Мы идем в зал заседаний. На верхних этажах Луганской ОГА, не считая все тех же вооруженных людей, все так, будто через пять минут начнется сессия горсовета – мои ноги грузнут в мягких ковровых дорожка, суетливая секретарша с начесом готовит кофе и озадачено крутится вокруг оргтехники.

Я захожу в зал заседаний вслед за Рубаном. Кроме Беляева, в помещении появляется еще один представитель ЛНР. Его зовут Алексей Карякин, и он называет себя "председателем народного совета ЛНР". Карякину до 40, на нем черные джинсы и черная футболка. Он приглашает нас присесть за длинный прямоугольный стол.

Через пару минут в зале Луганской ОГА Владимир Рубан проведет первые переговоры по освобождению украинской летчицы Надежды Савченко. Стороны будут говорить об обмене Савченко и бойцов "Айдара", которые также попали в плен после боя под Металлистом, на группу так называемых донских казаков.

Разговор продлится около часа, и на аргумент Рубана, что Савченко необходимо отпустить, Карякин ответит: "Мы не готовы сейчас обменивать Пулю. Она ведет себя, будто не находится в плену. Она - совсем другой разговор, но уверяю вас, никакого физического насилия над ней нет, ее не ущемляют".

После этого Рубан предложил забрать другого бойца "Айдара", который попал в плен вместе с Савченко и был после боя тяжело ранен. "Да. У нас есть такой. Его вы можете забрать", - сказал Карякин. 

Юра из "Айдара"

Уже через несколько минут в зал заседаний привели "айдаровца". Его звали Юрий Крыжберский. Этого парня, как и самого переговорщика, я буду помнить всю жизнь. Когда Юру привели в зал заседаний, он молчал и не верил, что его забирают домой. Парень был сильно избит. На нем была рвана форма "дубок", а на лице и в глазах изменчиво красовались кровоподтеки. Рубан представился бойцу добробата, а потом мы с Крыжберским на несколько минут вышли из зала заседаний.

Что чувствует человек, видя избитого военнопленного? – Я даже сейчас, спустя почти два года, не могу передать это словами. Просто смотрела тогда на Юру, изо всех сил стараясь не расплакаться. А потом он наклонился ко мне и шепотом спросил: "А вы не знаете, много наших погибло в бою под Металлистом?" И я не знала ответ на этот страшный вопрос.

26 сентября 2015 года я вышла замуж за десантника из 79-й николаевской аэромобильной бригады, а Юра Крыжберский в этот же день женился на девушке из Счастья Луганской области.

Судьба Надежды

В момент, когда Рубан проводил переговоры по обмену Савченко, по моим подсчетам, украинская летчица еще была в подвале СБУ в Луганске. Буквально на следующий день ее увезли в Россию.

Совсем недавно в интервью "Стране" Владимир Рубан рассказал, что на каком-то этапе переговоров была договоренность обменять Савченко на Ольгу Кулыгину - "девочку Беса", одного из лидеров боевиков Горловки Игоря Безлера. 

"Еще в июне мы могли ее (Кулыгину. - Авт.) обменять на Савченко. Но в Администрации президента Украины отказались. А потом время ушло. Савченко увезли в Россию, а девочку Беса обменяли уже на других людей", - рассказывал "Стране" Рубан. 

За длинным прямоугольным столом в зале заседаний Луганской ОГА летом 2014 года никто не давал оценок Савченко, но я хорошо помню, как представитель ЛНР говорил, что даже на допросах летчица говорила исключительно на украинском языке.

Тогда никто не мог и представить, чем обернется пленение Надежды Савченко. Завтра, 22 марта, в Донецке Ростовской области ей вынесут приговор по обвинению в убийстве российских журналистов.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости