Чем живёт современный Казахстан, чего боится, и почему с оглядкой смотрит на Украину, разбиралась специальный корреспондент "Страны", которая провела 4 дня в Астане, глядя как казахи готовятся к ЭКСПО-2017.

Культ Назарбаева

В конце прошлой недели депутатов нижней палаты парламента Казахстана посетила вполне обыденная, как для этой страны идея: переименовать столицу страны, Астану, в честь первого и единственного президента, и назвать город то ли Нурсултаном, то ли Назарбаевым. Несмотря на то, что президент отказался от переименования в свою пользу, этот жест вполне укладывается в азиатскую традицию славословия и культопочитания.

Национальный банк Казахстана намеревается вскоре выпустить банкноту в 10 тысяч тенге (или 762 гривны), на которой будет изображён Назарбаев. В Астане существует, пожалуй, и единственный прижизненный памятник правителю, во всяком случае на территории СНГ - "Музей первого президента".

С другой стороны, Астана (в советские времена назывался Целиноградом) сама является памятником Назарбаеву. С тех пор, как в декабре 1997 года сюда перенесли столицу из Алма-Аты, город вырос буквально в степи. И сегодня у многих ассоциируется со словом "fusion" за необычность конструкций, современные здания, смелые градостроительные решения. 

Но амбиции властей Казахстана, похоже, выше, чем просто обустроить красивую столицу.

"Назарбаев даже хотел, чтобы переговоры между Россией и Украиной, Минские переговоры, проходили в Астане, - рассказывает Тарас Чернега, главный редактор единственной украиноязычной газеты Казахстана. — Чтобы Астана была в центре внимания. Но, видимо, это посчитали неудобным, потому что сюда долго лететь (из Киева — 5,5 часов, из Москвы — 3,5 — Прим.Ред.)". 

Не исключено, что миротворческий порыв Назарбаева, человека, который занимает свой пост с 1990 года, имел целью не только привлечь внимание к столице, но и напомнить своему народу, что мир, несмотря на все финансовые сложности и социальные проблемы, это лучше, чем война.

Ведь, как ни странно, Казахстан, во многом напоминает Украину. В далеко не бедной стране, которая имеет огромные запасы нефти и цветных металлов, народ живёт преимущественно так же, как большинство украинцев до обвала гривны. И здесь так же, как у нас существует разделение по языковому признаку: в то время, как юг Казахстана говорит по-казахски и исповедуют ислам, север и запад преимущественно русскоязычны.

В июне следующего года в Астане начнётся грандиозное мероприятие, сравнимое по своим масштабам разве что с Олимпийскими играми - ЭКСПО-2017. Если и есть что-то, что объединяет говорящую куклу и стиральную машину, газонокосилку и шестизарядный револьвер, телефон и томатный кетчуп, то это именно ЭКСПО, где в разные годы были представлены эти новинки. 

Выставка, основанная ещё британским принцем Альбертом в 1851 году, до сих пор являлась прерогативой сильных мира сего - США, Японии, Бельгии, Франции, Китая. И никогда прежде не проходила на территории СНГ. Но как любое грандиозное событие, ЭКСПО предоставляет огромные возможности, но и несёт большие риски. 

Мост упал, но все идёт по плану   

"В течение 3-х месяцев здесь будут находиться 5 миллионов человек! Такого в истории Казахстана ещё не было! Это пропаганда имиджа страны, развитие туризма", - председатель правления "Астана ЭКСПО-2017" Ахметжан Есимов объясняет важность грядущего события. 

"25 гектаров, 106 стран-участниц, павильоны общей  площадью 1000 "квадратов", целый городок для жизни делегатов", - наши гиды сыпят цифрами, которые должны давать представление о масштабности замысла. Оценить его воочию пока сложно: павильоны стоят пустые, кругом идёт стройка, несмотря на погоду. Видимо, не успевают. 

- Бетон в минус 30 заливают! - поражаются российские журналисты. 

Организаторы, впрочем, говорят, что строительство идёт по плану: 

"На прошлой неделе мы отрабатывали эскиз-проекты с Эмиратами, Италией, - рассказывает Заурия Итаева, директор департамента архитектуры. - То есть, первые страны уже получили свои павильоны и квартиры, и могут приступать к оформлению". 

Пресса же пишет обратное: якобы и дорогу Астана-Павлодар не успевают достроить, и инженерные коммуникации к жилому городку подвести, и реконструкцию аэропорта закончить. Накануне нашего приезда (нашего — в смысле группы журналистов из СНГ) тут ещё и рухнула 70-метровая конструкция декоративного моста — промежуточное перекрытие между павильонами. И это уже далеко не первый скандал в рамках подготовки к ЭКСПО-2017.

Так уж повелось на постсоветских просторах, что ни одно масштабное строительство не обходится без воровства с размахом. И Казахстан не исключение. В середине июня 2015 года здесь арестовали тогдашнего руководителя "Астана ЭКСПО-2017" Талгата Ермегияева и два десятка его подчинённых, которых заподозрили в хищении 4 млрд. 200 млн. тенге. И хотя в отличие Украины, где наверняка бы никого не посадили, Ермегияев таки получил свои 14 лет лишения свободы с конфискацией имущества, в народе ЭКСПО уже обросло легендами. В самом нехорошем смысле этого слова. 

"Они все деньги разворовали, а теперь с народа поборы устраивают! - возмущается Антон А. из Усть-Каменогорска. - Моего друга недавно дорожная полиция остановила, и откровенно говорят: мол, собираем деньги на ЭКСПО. Плати штраф". 

Организаторы поборы с населения отрицают, и даже организовали горячую линию для жалоб. Однако денег на подготовку, похоже, и правда мало. 

"Пенсии казахстанцев направят на строительство "ЭКСПО-2017", - писал в августе местный сайт "Диапазон". 

"Со всех чиновников поснимали надбавки и премиальные, - рассказывает таксист Ермек, - чтобы собрать деньги на ЭКСПО". 

Чудо-город  

Астана, сама по себе, это город чиновников. С тех пор как в 1997 году столицу перенесли из Алма-Аты, сюда переехали все министерства и ведомства. Причём, не просто в столицу, а в один дом, протяжённость которого составляет... 1,5 километра! И это не считая двух отдельно стоящих башен, где размещаются верхняя и нижняя палаты парламента, и президентского дворца. 

Столица поражает разнообразием форм. Например, Министерство транспорта в народе называют "зажигалкой", государственный архив — "яйцом", один из торгово-развлекательных центров — "шприцем".  

Государственный архив в народе называют "яйцом", фото: Страна 

В Астане есть здания в виде башен, шатров, кубов и даже конфет на палочке. Но что поражает больше всего, так то, что все это изобилие выросло за последние 19 лет. И такого масштаба строительства на постсоветском пространстве, пожалуй, не было нигде. 

Министерство транспорта прозвали "шприцем", фото: Cтрана

Тем более, что город продолжает застраиваться и сейчас — на каждом шагу виднеется строительный кран. 

Только к ЭКСПО-2017 в Астане планируют пустить наземные скоростные электропоезда и новые авиарейсы, построить десятки гостиниц, сотни километров дорог, и собственно само здание выставочного центра. Весьма, кстати, оригинальное.  

Так выглядит макет павильонов ЭКСПО-2017., фото: Страна

Казахские чиновники уверяют, что в будущем все это можно будет сдать под офисные здания и выставочные залы. Но многие относятся к этим прогнозам со скепсисом. 

Вид из окна павильона, фото: Cтрана 

здание в виде сферы, фото: Cтрана

"Будет стоять так же без дела, как стадион в Баку (построенный для проведения Европейских игр 2015 года — Прим.Ред.). Его сейчас под свадьбы сдают. И Crystal Hall стоит пустой. Евровидение в 2012 году провели, и все. Теперь разве что иногда государственные мероприятия проходят", - не верит журналист из Азербайджана Акшин, грустно глядя на здание в виде сферы.  

А это торговый центр в виде шатра. Фото:"Страна"

Впрочем, как знать, какая судьба постигнет этот шар. Когда в 1889 году, к международной выставке в Париже, построили Эйфелеву Башню, — горожане тоже клеймили её как никому ненужного монстра, однако сегодня это "чудовище" является символом Франции.  

"Тогда страна не пережила три девальвации подряд" 

Собственно, тема грядущей выставки для Казахстана, кажется, наименее актуальна — "Энергия будущего". Страна, которая на душу населения обеспечена нефтью лучше, чем соседняя Россия, использует альтернативные источники энергии не очень активно. Всего на 1,5%. 

Но тема, вместе с тем, весьма модная, и потому выигрышная: можно не сомневаться, что все крупные энергетические компании мира (читай, потенциальные инвесторы) представят здесь свои разработки. 

"Мы знаем, что венгры хотят представить автобусы на электрических двигателях, корейцы и японцы тоже порадуют чем-то автолюбителей. Но вообще, участники хранят в тайне все детали. Мы сами не можем получить информацию", - говорит Сергей Куянов, директор департамента по связям с общественностью "Астана ЭКСПО-2017". 

Помимо самой выставки, организаторы обещают 3 тысячи культурных мероприятий за 93 дня, и 73 туристических маршрута, включая посещение игорных зон, космодрома "Байконур" и Каспийского моря. 

Неизвестно, правда, насколько все это окажется востребованным. 

По словам Марата Омарова, директора по организации контента выставки, из ожидаемых 5 миллионов посетителей, 85% будут сами граждане Казахстана. И лишь 15% — туристы из зарубежья. 

 

Газ, нефть и вся таблица Менделеева   

Разговоры об ЭКСО-2017 в контексте, а нужно ли туда вкладывать деньги, ведутся на фоне девальвации национальной валюты, которая прошла в несколько этапов за последние годы.

"Тенге упал со 150 до 340 за доллар. И фактически народ стал получать в два раза меньше денег", - объясняет предприниматель Эрмек. 

Впрочем, такая девальвация неудивительна для страны, которая целиком и полностью завязана на нефти, стремительно подешевевшей. 

Но даже с учетом такого обвала уровень жизни в Казахстане выше нынешнего украинского и примерно соответствует уровню жизни у нас в домайданный период. 

Среди очевидных преимуществ: дешевый бензин (135 тенге или 10 гривен, но он растёт в цене, и до конца года будет стоить 13 гривен), не менее дешёвые коммунальные услуги (отопление квартиры в 56 "квадратов" стоит 4 000 тенге или 305 гривен), и хотя и полуживая, но все-таки сохранившаяся социальная сфера. 

"Например, терапевт в поликлинике может выписать бесплатные лекарства", - приводит пример Тарас Чернега.

В итоге, самые бедные слои населения худо-бедно выживают. 

"Минимальная пенсия в стране — 30-40 тысяч (2290-3050 гривен — Прим.Ред.). Но моя мама получает 62 тысячи тенге или $180 (4725 грн. — Авт.). Впритык, как говорится, на эти деньги выжить можно. Конечно, без роскоши, но более-менее", - рассказал нам один из наших спутников.

Из минусов: Казахстан - страна с умеренно-авторитарным режимом. Здесь нет конкурентной демократии и свободы слова. Но из плюсов: тут очень стабильно, и люди это ценят.

"80-90% ведь как думают? Если тепло и сыто, — то и хорошо. Поэтому многие люди довольны властью", - говорит Чернега.

Впрочем, это как средняя температура по больнице. 

Бостандык, чьё имя в переводе означает "свобода", закончил факультет политологии, и некоторое время работал в офисе правящей партии. 

"Нас там двое не блатных работало. Все остальные — чьи-то дети и племянники. Они приходили к 11, и уходили раньше всех. У меня зарплата была маленькая. Но тут подход такой: не нравится - уходи, поэтому я ушёл работать в частный сектор. Сейчас работаю в строительной компании, получаю 150 тысяч тенге (11,5 тысяч гривен — Авт.), и могу ещё немного таксовать. Потому что с женой и двумя маленькими детьми на эту сумму выжить невозможно. Тем более, мы снимаем однокомнатную квартиру: это минимум 80-90 тысяч (от 6 000 гривен — Прим.Ред.). И это ситуация в столице, в Астане. При этом в сёлах учителя получают от 30-40 тысяч, врачи — от 60 000. Менеджеры в больших городах могут зарабатывать 200 тысяч (15 245 гривен — Авт.), и это считается, что человеку крупно повезло", - говорит Бостандык.

"Зато в акционерных обществах, где контрольный пакет принадлежит государству, сотрудник может получать 365 тысяч долларов в месяц. Может, слышали? Недавно был большой скандал, - рассказывает предприниматель Эрмек. - У акимов областей зарплата по 500 тысяч (38 тысяч грн. — Авт.). Но все понимают, что основной доход чиновников - это взятки". 

В общем, многие недовольны своим уровнем жизни. 

И это не единственное сходство между нашими двумя странами.  

Язык до Киева доведёт  

Языковая ситуация в Казахстане тоже чем-то напоминает украинскую. Только разделение здесь идёт не по оси "восток-запад", а по направлению юг-север. 

"На юге, там казахи живут, они по-казахски говорят, на севере все по русски", - объясняет ситуацию таксист Эрмек, который сам, похоже, южанин. 

Предприниматель Эрмек, его тезка, описывает ситуацию так: "Южный Казахстан - это казахи, которые многое впитали от узбеков и киргизов. Северный - это русские и русскоязычные казахи. И только на западе остался настоящий казахский дух, они никогда не подчинялись никаким влияниям ни с севера, ни с юга. Потому что всегда были самодостаточные".  

Различия между югом и севером лежат и в культурной, и в религиозной плоскостях. 

"Южный Казахстан - это базар, они более бесцеремонные, менее культурные. Северяне культурнее. Они более европеизированы переселенцами. Ведь, скажем, Достоевского куда сослали? В Семипалатинск, а это северный Казахстан", - объясняет Тарас Чернега. 

Впрочем, Бостандык, полагает, что как раз северяне - слегка недоказахи.

"Мы мусульмане, они вроде бы тоже, но они такие... больше атеисты, - говорит мужчина на ломанном русском. - Мы знаем наш род, нашу историю, а они ничего до конца не знают". 

Словом, с кем ни поговори, все признают, что отличия имеются. И они хорошо заметны на примере двух столиц — прошлой (Алматы) и нынешней (Астаны). 

Программист Ирик (или "воля" по-нашему) закончил вуз в Алмате и для него родной язык - казахский. 

"В Алматы у нас смешано: половина говорит по русски, половина — на нашем". - говорит он. 

Напротив, в Астане "наш" - это русский. Достаточно зайти в большой торговый мол, чтобы понять, что едва ли не решительно все - продавцы, аптекари, охранники, покупатели, посетители кафе — все говорят между собой по-русски. 

"В 70-е годы в Казахстане было всего 30% местного населения.  Все остальные приезжали осваивать целину. Естественно, основной язык был русский, - объясняет Тарас Чернега. - Скажем, легендарный Абай (мыслитель, основоположник казахской письменности — Авт.) составил "Книгу слов", куда вошли 45 кратких притч. Одна из этих притч гласит: "казах, дай сыну русское образование". То есть, здесь русский язык воспринимается, как окно в окружающий мир, способ стать культурным человеком. Правда, начиная с 2000 годов в Казахстане уже не открывают русскоязычных детсадов, например. Только смешанные".  

Часть общества считает это национализмом. Часть - возвращением к истокам. На бытовом уровне эти две части, порой, не любят друг друга.  

"Они мусульмане и националисты! Сейчас, например, хотят переименовать Казахстан в Квазахстан. Так типа правильнее", - раздражается Антон из Усть-Каменогорска. 

В свою очередь частный предприниматель из Алма-Аты Эрмек полагает, что казахскую культуру из казахов вытравили. С очень похожей для Украины аргументацией.

"В 20-30-е годы в результате геноцида около 70% казахов погибли от голода. Потом уничтожили нашу культуру. Дошло до того, что казаху с казахом стыдно было говорить на родном языке. Это считалось уделом людей необразованных. А с такими темпами, как сейчас, мы скоро вернёмся в СССР, и от казахов ничего не останется. И поэтому я против Назарбаева", - говорит Эрмек.  

Впрочем, руководство Казахстана в русском языке ничего плохого не видит. 

"Через русский язык казахи вошли мир большой науки и культуры, стали образованными. Зачем нам этот великий язык терять?", - заявил в своем недавнем интервьюи Назарбаев. Правда, он добавил, что государство будет уделять большое внимание и английскому языку, переводя на него частично обучение в старших классах школ и в университетах.

Старший жуз и младший жуз  

Нет мира и в среде казахских элит (как нет его и в среде украинских). Но если у нас это определяется бизнес-интересами, и отчасти регионом (донецкие, днепропетровские), то в Казахстане ещё и родом. 

"Страна исторически делится на три жуза, рода. Южный - это старший жуз, западный - младший, а Астана  - средний. Здесь это, конечно, нигде в прессе не освещается, но время от времени прорывается: "Как можно назначать такого-то на должность, он же из младшего жуза?", - рассказывает выходец из Украины Андрей. 

Кстати, и регионы, так же как и в Украине, развиты очень неравномерно. Основные промышленные предприятия и центры добычи полезных ископаемых находятся на севере и в центре страны. 

"Видишь все, что построено вокруг? Это все за наши деньги. Мы кормим всю страну", - произносит знакомую многим украинцам фразу Антон А., житель Усть-Каменогорска. Это город можно назвать местным Донбассом, центром цветной металлургии. Здесь добывают все: цинк, титан, магний, руду. 

Среди промышленных регионов есть ещё и запад, где разрабатывают нефть. Север и Центр могут похвастаться ещё и крупными агропредприятиями на целинных землях. 

"Тогда как Юг это ковроткачество, ремёсла, хлопок, рис, сахарный завод", — рассказывает Тарас Чернега. 

Словом, противоречий вполне достаточно для социального взрыва. Тем более, что летом нечто подобное могло случиться. 

В мае впервые за последние годы в Казахстане начались крупные митинги и протесты. Тысячи людей вышли на акции, непосредственным поводом для которых стало разрешение продавать или сдавать землю в аренду иностранцам. В ответ местные власти арестовали, по разным данным, от 40 до 250 человек.

Спустя некоторое время, 5 июня, в Актобе группа людей напала на два оружейных магазина и артиллерийскую воинскую часть. Преступники убили продавца и сотрудника охранного агентства, а также нанесли огнестрельные ранения трем прибывшим на место патрульным полицейским.

Наконец, 18 июля, группа радикально настроенных исламистов, как сообщали местные СМИ, открыла огонь по силовым структурам в Алма-Ате. И пыталась захватить полицейские участки и Нацсовет безопасности.

Власти страны сразу заявили о попытке государственного переворота, виновные уже пойманы, и некоторые даже приговорены к смертной казни. 

Но интересно, насколько по-разному само казахское общество расценило летние события. Прямо, как украинское два года назад события на Грушевского, когда в "Беркут" после длительного противостояния полетели "коктейли Молотова". 

"Теракты в Актобе - это все южане. Они подорванные, они националисты-исламисты!", — заводится Антон А. из Усть-Каменогорска. 

"За многовековую историю Казахстана, все восстания начинались с запада. Только на западных казахов надежда. Они никогда не сидели молча, - говорит предприниматель Эрмек из Алма-Аты. - Хотя для меня эти дела так и остались непонятными. То ли это действительно люди, которые устали от беспредела полицейских, потому что стрельба велась прицельно по силовикам? То ли это цирк, где кукловодом выступает сам Назарбаев, чтобы усилить гонения. После протестов 21 мая начались сильные гонения, многих арестовали. Кстати, Ермек Нарымбай, сейчас чуть ли не главный оппозиционер, сбежал, как он сам выразился, "из мирного Казахстана в военную Украину".  

На место Назарбаева придёт его дочь?   

Шутки шутками, но ситуация в Украине здорово напугала казахов, хотя глубоко они в ней не разбираются. 

"П...ц, что вы у себя в стране устроили!", - хватается за голову Антон. 

"И все-таки, я рад, что Украина, может быть, освободится от своего "старшего брата", - находит и здесь положительный момент предприниматель Эрмек. 

Но повторения украинского опыта с революцией и войной у себя дома никто не хочет. И все с тревогой ждут ухода Назарбаева (которому уже 76 лет). Что за этим последует? 

"Я даже думать об этом не хочу", - испуганно смотрит на меня таксист Эрмек. 

"Непонятно, что будет, - говорит сотрудник строительной компании Бостандык. - Есть толковые люди, например, Имангали Тасмагамбетов, заместитель премьер-министра по вопросам социального развития. Но его вряд ли кто-то пустит. Никто не знает, кто будет".  

"Жопа будет! - уверен Антон из Усть-Каменогорска. - Ладно, сейчас Елбасы (глава государства по-казахски - Прим.Ред.) сдерживает все эти теракты, всех этих исламистов. А что потом? А если президентом станет кто-то с юга? Говорят, есть вероятность, что после Назарбаева будет править его дочка. Это был бы самый хороший вариант. Лучше при ней, конечно, не станет. Но главное, чтобы хуже не было". 

Сам, впрочем, президент страны в интервью изданию Bloomberg сказал, что "не передаст власть по наследству своим детям. Наш процесс передачи власти определяется в конституции. До 2020 года я собираюсь работать". 

"В общем, неясно, что будет, - подытоживает предприниматель Эрмек. - Очевидных преемников нет. Грызня, наверняка, идёт, но она подковерная. И тем не менее, в возможность социального взрыва я не верю. Тем более, со стороны юга. У нас народ другой - запуганный. И вера другая: большинство верующих казахов - мусульмане. Очень хорошая религия для управления массами. Потому что она запрещает идти против правителя, предписывая жить по понятиям "шукур" и "тауба". Это можно перевести как "слава Богу": есть еда, и слава Богу, нет войны, и слава Богу. И вообще у нас обычные люди даже за столом в гостях боятся обсуждать политику. Самое крамольное, что от них можно услышать, так это то, что у нас плохо, зато нет войны как на Украине".

Тарас Чернега, впрочем, слышал мысли и более крамольные. 

"Здесь все каналы и издания, преимущественно, пророссийские. Поэтому я часто встречаю людей, которые говорят: "Мне стыдно, что я украинец, посмотрите, что там творится". И хотя я объясняю, что фраза "Киев обстреливает Донбасс" - это сродни заявлению о том, что Алма-Ата обстреливает Астану, люди, тем не менее, повторяют все, что им говорят российские каналы. А большинство украинцев в Казахстане просто равнодушны к происходящему в Украине", - говорит Чернега.  

Roshen есть, посла нет 

Впрочем, Украина палец о палец не ударила, чтобы изменить ситуацию. И даже украинскую газету, которую редактирует Чернега, финансирует Казахстан.

"Последние 2-3 тысячи долларов от Украины мы видели в 2006-м году, а теперь даже и просить стыдно", - говорит главный редактор. 

Тем более, что нашей стране это, похоже, не слишком-то и нужно. 

"Уже три с половиной года нет посла Украины в Казахстане, только временный поверенный, - продолжает Чернега. - Раньше тут было много нашей сельхозтехники, продукции машиностроения, горно-шахтного оборудования. Казахи бы, думаю, и дальше покупали эти товары, но для полноценных отношений нужен посол. Поверенного министр никогда не примет". 

С другой стороны, украинские шоколадные конфеты на казахский рынок идут исправно. До того исправно, что в марте местные кондитеры заявляли о необходимости введения защитных мер в случае, если доля украинского импорта на рынке увеличится до 35-40%. 

"После того, как продукция Roshen на территории России объявлена "вне закона", весь поток экспорта в Россию, естественно, направлен в Казахстан, как ближайшую страну", — возмущалась глава местной ассоциации кондитеров Лариса Константиниди. 

Правда, кроме конфет и двух марок водки, больше ни один украинский товар не преодолел границу России и Казахстана. Во всяком случае, в магазинах Астаны украинской продукции не видно, а водка стоит дорого. Литр "Nemiroff" медовой с перцем обойдётся в 3020 тенге (или 230 гривен против наших 140). Тогда как в остальном цены в Астане плюс-минус такие же, как в Киеве. 

Проблема в том, что после вступления Украину в Зону свободной торговли с ЕС, Россия поставила драконовские условия для транзита украинской продукции через свою территорию. Соответственно, упал экспорт в Казахстан.

Решит экономика

В целом же, поводы для недовольства у казахов есть. Хотя, конечно, если сравнивать с нашими реалиями там не все так и плохо. Обвал национальной валюты в два, а не в три раза, повышение тарифов на 20-30%, а не в 5-10 раз, рост цен на бензин до 13 гривен за литр, коррумпированные чиновники, также как у нас, но зато они, по крайней мере, воруют в мирной жизни, а не на войне.

Впрочем, народ все равно ропщет и протестные настроения в обществе имеются.  

Но много зависит от перспектив в экономике. Сам Нурсултан Назарбаев в недавнем интервью изданию Bloomberg сказал, что надеется на улучшение ситуации с начала следующего года. Поскольку на фоне консенсуса членов ОПЕК по ограничению добычи нефти она может подорожать. Да и цены на металл должны резко вырасти в связи с планами Дональда Трампа оживить промышленность США и повысить расходы на инфраструктуру.

"Это именно то, что нам нужно. Я надеюсь не на худшее, а на лучшее в будущем, начиная со следующего года", - сказал Назарбаев. 

Словом, как знать, может быть через 200 дней Казахстан встретит ЭКСПО-2017 с совершенно иными экономическими раскладами на руках. А пока что, критикуемая многими выставка, все-таки стала своеобразным антикризисным проектом, поскольку обеспечила работой 50 тысяч человек. Да и проекты, реализованные к ЭКСПО, вполне могут пригодиться. Ведь как ни ругали украинцы "Хюндаи", закупленные в своё время в Корее в рамках подготовки к Евро-2012, на сегодняшний день это едва ли не единственные составы на железной дороге, в которые не противно зайти. И, может быть, в Астану действительно приедут миллионы туристов, ведь этому городу есть чем их удивить.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости