Единственный "Шатун" Закарпатья. На билл-борде у въезда со стороны Словакии
Единственный "Шатун" Закарпатья. На билл-борде у въезда со стороны Словакии, Анастасия Рафал, "Страна"

"Закарпатье — в огне. Перед зданием городского вокзала в Мукачево висят чучела Москаля и Порошенко с оторванными головами. Неизвестные сожгли автомобиль прокурора области Владимира Гаврилюка и мэра Ужгорода Богдана Андреева. В Тячеве на границе с Румынией проходит многочисленный съезд русинов. "Бандеровские силы" в ужасе бегут из региона". 

Так должно было бы выглядеть Закарпатье, если бы "план Суркова", якобы найденный некой киберхунтой в его почте, начал реализовываться.

Но вместо этого мы сидим с Олегом Подебрием в тихом кафе в центре города и неспешно пьём чай. 

— Я вам сам могу такой план составить к любым местным выборам, — смеётся мой собеседник, в прошлом пресс-секретарь некогда бессменного мэра Ужгорода Сергея Ратушняка. — Конечно, если есть деньги и желание, то можно любой "шатун-болтун" устроить. В том числе, и русинский фактор разыграть. Тем более, что один известный кум во времена Ющенко эту тему очень раскачивал. Это же удобно: использовать фактор Закарпатья перед Киевом как некую угрозу дестабилизации. Мол, только я, такой-то губернатор, могу удерживать ситуацию под контролем. Добавьте сюда бестолковую политику Киева. Русины признаны в Чехии, в Словакии, в Венгрии — везде. А у нас два года назад у 70-летнего старика Ивана Петровция, теперь уже покойного,  провели обыски. Дескать, он главарь русинского заговора. А вообще... — размышляет дальше Подебрий, —  не будет в Закарпатье никаких протестов. У нас даже Майдана не было. Закарпатец лишний раз в политику не полезет: общество патриархальное, люди в церковь ходят, каждому его газдивство важнее государственных дел. Если "Шатун", то только силами приезжих. У нас тут "настоящих буйных мало". 

"План нереален", и поэтому его реализуют   

Той же точки зрения поначалу придерживался и губернатор Закарпатской области Геннадий Москаль. Когда в конце октября, накануне анонсированных в Киеве массовых акций протестов, некая "киберхунта" достала как циркового зайца из шляпы план "Шатун" по дестабилизации ситуации в Украине в целом, и федерализации Закарпатья в частности, Москаль шутки не оценил, назвав его подделкой. 

"Есть группа людей, которая не может смириться, что потеряла власть в Закарпатье. Как только в регионе стало тихо и спокойно, некие неизвестные хакеры взломали почту Суркова", — непрозрачно намекнул губернатор, откуда ноги растут.

Кроме того, обращалось внимание на нелепое название самого документа - "продвижение федерального статуса Закарпатья". Что такое вообще "федеральный статус"? Присоединение Закарпатья к какому-либо государству-федерации? Объявление 51-м штатом Америки? Еще одной землей в ФРГ? Вступление в Российскую Федерацию на правах отдельного региона? Из текста документа можно понять, что речь идет о требованиях по созданию автономии с широкими правами. Но к "федеральному статусу" это никакого отношения не имеет. 

Но вернемся к бумаге.

Сам план предполагал делать ставку на организацию "Русинская Рудина", для чего следовало еще в сентябре увеличить ее численность до тысячи человек, создать ячейки в Ужгороде, Мукачеве и Хусте, и на их базе организовать четыре мобильные группы для проведения радикальных акций. 

С сентября и до конца года мобильные группы должны были поджигать автомобили "лидеров бандеровских сил", ломать военную технику, расположенную в регионе, и рисовать граффити в поддержку идеи федерализации.

Параллельно с этим уже летом в регионе должно было появиться "Русинское движение" численностью 30-35 тысяч активистов, которое взяло бы на себя координацию сил, выступающих за мирное решение проблем федерализации Закарпатья. После чего, в чешском городе Дашице, некие неназванные лидеры РД, совместно с Конгрессом Подкарпатских русинов должны были принять обращение к мировой общественности с просьбой поддержать итоги референдума 1991 года. Тогда, напомним, Закарпатье проголосовало за автономный статус в рамках Украины. 

Обращение к мировому сообществу должно было прозвучать в период с 25 июля по 3 августа. Но что-то, видимо, пошло не так: ибо ни съездов, ни заявлений. Зато подмочена репутация некоторых политических деятелей.

Так, в политической плоскости основной удар должна была взять на себя Демократическая партия венгров Украины, и совместно с "Русинским движением" составить список из 70-80 кандидатов в депутаты.  

Кстати, Гайдош и Ланьо, как сказано далее, "будут задействованы для пропаганды идей федерализма в СМИ, на встречах с избирателями, в ходе международных контактов", а также на заседаниях облсоветов и ведущих райсоветов. "В Верховной Раде такие действия с учетом имеющихся реалий исключаются", — написали составители плана.  

При этом, у описанного сценария нет абсолютно никакого логического завершения. Из плана не ясно, как именно совместная бурная деятельность по сжиганию машин и печатанию брошюр должна привести к федерализации региона. 

В конце плана лишь указаны сложности, с которыми могут столкнуться его разработчики. А именно, "внедрение Положения о Русинбанке", "своя русинская платежная система" и "реформа системы образования".

Это все Иван Данацко  

Все люди, упомянутые в "плане", уже успели от него откреститься и обвинив в фабрикации этого "документа" своих врагов. Михаил Ланьо заявил, что это "Балога (его давний враг — Авт.) нарисовал только ему одному понятный план по автономизации региона. Скажу одно: и контрабанда сигарет, и торговля ресурсами, и создание преступных группировок под флагами "Правого сектора", и полеты в Москву — все это деятельность Балоги!"

Да и Иван Чубирко (он фигурирует в плане, как человек, который должен наравне с Ланьо активизировать деловые круги Закарпатья) заявил, что не удивится, если электронную почту Суркова "взломали хакеры из Синяка" (в этом поселке находится имение Балоги).

Тем временем, губернатор области Геннадий Москаль едва ли не сразу заявил, что "план абсолютно нереален, поскольку не соответствует тому, что на самом деле происходит. Сам текст написан с многочисленными фактическими ошибками, даты выполнения задач давно прошли, роль русинства слишком преувеличена, названы организации, которых вообще нет в природе, и таких глупостей масса. Поэтому или этот план составляли люди, которые не разбираются в ситуации на Закарпатье и, пытаясь выслужиться перед руководством России, подают ему искаженную картину, или же это грубо сфабрикованная фальшивка", — заявил Геннадий Москаль. 

Правда, чуть позже Москаль решил изменить свою точку зрения, сообщив, что "планы Суркова по федерализации Закарпатья" действительно могут иметь место. И что их якобы может реализовывать в регионе некто Иван Данацко, "который называет себя народным губернатором, призывает жителей области создавать свои отряды самообороны и выходить на протесты". 

И попросил СБУ проверить деятельность этого подозрительного субъекта.

Активист с кувалдой   

Закарпатье — регион особенный, порою даже более колоритный, чем Одесса. Здесь ничуть не менее активно производят "импорт", чем на Дерибасовской, и тоже уважают контрабанду. Видимо, поэтому и активисты здесь особенные. 

Скажем, о своём прошлом Иван Данацко рассказывает весьма туманно и немного путано. Но признает, что жил "бурно", "возил цветные металлы из Норильска".

— В смысле контрабанду? — спрашиваю. 

— Ну, в смысле... по квотам. Но потом они сделали так, что вроде Словакия — это уже заграница. И ну... нам выписали огромный штраф. Меня объявили в розыск. Но не меня...

Словом, Данацко был контрабандистом. За что и отсидел. Это вам каждый в Ужгороде подтвердит. 

— Но никого не убивал, не грабил. Просто использовал некоторые схемы в обход государства, за что и загремел в "контору", — рассказывает Олег Подебрий.  

Кстати, случилось это аккурат в то время, когда милицию в регионе возглавлял Геннадий Геннадиевич Москаль. Так что губернатор и "народный губернатор" — давние знакомцы. 

С чего вдруг Иван решил заняться общественной деятельностью, никто в регионе не знает. Сам он говорит, что это на него так Майдан повлиял, где он пробыл всего один день, 20 февраля. 

— Я бы никогда не занялся никакой деятельностью, если бы не видел эти смерти. Этих пацанов с голубыми глазами, которые хотели перемен. А поменялись только жопы на золотом унитазе. Я когда в Ужгород вернулся, тут обладминистрация уже была захвачена "Правым сектором". И вот они сидят, и хвалят Балогу. Ну ни фига себе, думаю?! Люди же не за это боролись. 

С тех пор и началась общественная деятельность Данацко. В 2014 году он выстоял 180 дней с одиночным пикетом, призывая не голосовать за Порошенко, в 2015-м попытался устроить "тарифный майдан", а в последнее время ходит с кувалдой по Ужгороду, сбивая замки с административных зданий. Борется с закрытостью системы.

— В законе сказано, что должен быть свободный доступ в админздания. А у нас в городской прокуратуре — турникет, решетка, охрана. Районные поставили домофон. В мэрию тоже хотели поставить кодовый замок, но мы пришли, сделали им предложение, от которого они не смогли отказаться... С кувалдой. Против меня даже военная прокуратура открыла дело, арестовали мою кувалду. Пришлось новую покупать, — смеётся Данацко.

Сегодня он возглавляет общественную организацию "Муза" (майбутнє українського Закарпаття), куда, по его словам, входит 4 человека.

Иван Данацко, фото Анастасия Рафал, "Страна" 

Сурков денег не дал 

Мы встречаемся с Иваном на границе со Словакией. С 12 ноября он с товарищами перекрывает пункт пропуска "Ужгород". Эту акцию местные жители называют протестом "пересечников". 

Массовым его никак не назовёшь: днём стоит человек 10-15 человек, к вечеру собирается 50-70. Правда, Данацко уверяет, что в поселке "Солотвино", где перекрыт украино-румынский переход, народу стоит куда больше. 

Протест "пересечников" на границе со Словакией. Фото Анастасия Рафал, "Страна"

— Видите, какой нам скудный стол Сурков накрыл!

— Зато огурцы прислал! — окружают меня собравшиеся. 

— Грошей, правда, малувато! 

— Дал бы еще тысячу гривен, я бы палатку купил, а то у меня во время тарифного Майдана одну палатку зачистили, — иронизирует Данацко. 

Сурков и стол накрыл, и денег прислал. Фото Анастасия Рафал, "Страна"

— К нам постоянно приезжают то с одного канала, то с другого: "кто ваш царь?", — спрашивают, — "сколько вам заплатили?" — жалуется молодой парень Иван Демьянчук. — А людям просто жить за что-то надо.   

— Дело в том, что многие закарпатцы покупают дешевые машины в Словакии, и ездят на них тут без растаможки. Потому что там ты покупаешь машину за $2 тысячи, а чтобы её тут растаможить, надо ещё $6 тысяч выложить! — объясняет Данацко. — Раньше можно было заехать в Украину, и год ездить. Потом срок сократили до трёх, 2-х месяцев, затем до 10, и наконец 5 суток.  

— То есть, я работаю в Чехии. Имею свою фирму. Купил там машину. Там же она и зарегистрирована. Но я гражданин Украины, приезжаю домой на праздники. И я должен каждые пять дней ездить пересекать границу (отсюда и название "пересечка" — Авт.), хотя живу я в 120 километрах отсюда! А тут как "пересечка", — так очереди по 2-5 часов, а на праздники — по 2 дня! И если ты просрочил на 10 суток, — то штраф 8,5 тысяч гривен! Но у нас даже если ты на трое суток опоздал, все равно пишут, что на 10. Ну вот скажите, почему я должен тут ходить и отмечаться? — возмущается местный житель Иван.

— Мы себя тут так и называем: "свидетели пятого дня", — говорит Данацко. — Видите, вон люди: и из Львова, и из Стрыя, все тут каждые пять дней встречаемся. Это же уже давно длится: еще "злочынная" влада сократила этот срок до 5 дней. А "патриотычна влада", сколько ни обещала решить этот вопрос, просто наживается на этом, — возмущается "сепаратист" Данацко.

— Люди ходят по всем инстанциям, а им рассказывают какой-то бред: вы, мол, пойдите к такому депутату, и к такому-то, убедите их, потому что им невыгодно, — разводит руками Богдан. — Что это за чушь?! Послушайте, Украина подписала Стамбульскую конвенцию (о временном ввозе транспортных средств — Авт.). Подписали? Выполните! Там нет ни слова про пять дней! Это местное творчество. Они возомнили себя жителями Олимпа!

Перекроем все въезды и выезды

Проблема особенно обострилась в последний год.

— Скажем, я раньше был трейдером. Занимался оптовой торговлей зерном и минеральными удобрениями. Понятно: большие обороты, каждый день стычки с начальником налоговой, взятки. Я поэтому и на Майдане стоял. Но после Майдана вынужден был бизнес закрыть, потому что гривня обесценилась. То есть, ты сегодня заработал, а завтра доллар просто обесценил твой заработок, — рассказывает Иван Демьянчук. — В итоге, для многих людей сегодня стоит вопрос: как выжить? Бензин подорожал, тарифы выросли. А машина для многих — кормилица. Мы просто хотим выжить!  

— На всю Украину 1,4 миллиона машин, купленных за рубежом и зарегистрированные заграницей, — добавляет его тезка Иван. — То есть, эта проблема касается многих. 

— И вообще: почему поляк заезжает сюда на своей машине на год, а я, украинец, только на 5 дней? — поддерживает его Юрий Куприянчук, который стоит тут пятые сутки. — А если я куплю японский телевизор, так мне его что, каждые пять дней на таможню носить? 

— На этот раз люди будут стоять до конца! Пока эту норму не отменят! — говорит Данацко.

— А если не отменят?

— Тогда перекроем все въезды и выезды из Ужгорода уже в эти выходные, — приходит ему на помощь "террорист" Павел Павлов. На днях у него дома СБУ пыталась отыскать автомат, гранатомёт и деньги на проведение протестов. Но ничего не обнаружили. 

— Представляете, в 7 утра — шум, стук. Выглядываю — 10 человек в балаклавах с оружием! А мне накануне угрожали: мол, не прекратишь свои протесты — вывезем, закроем. Я думал бандиты, оказалось СБУ! 

Побеседовать в СБУ вызывали и Данацко. 

— Разговор шел ни о чем. Якобы какие-то трое русских где-то кого-то к чему-то призывают. Какие русские? Кого призывают? И только в конце спросили по поводу плана "Шатун". Я говорю: вы наших Ланьо и Чубирко уже допросили? Нет? Так допросите!

"Крадун" и "Несун"

Отношение местных жителей к плану "Шатун" в целом, и федерализации Закарпатья в частности, хорошо иллюстрирует опрос, проведенный сайтом ua-reporter.com.

Так, на вопрос, верят ли они в существование подобного плана, лишь 11% проголосовавших ответили утвердительно. Еще 42% считают, что подобные планы призваны отвлечь общество от коммунальных платежей и других проблем. И 40% полагают, что "у нас есть четыре плана — "Шатун", "Брехун", "Крадун" и "Несун". 

— Я думаю, что и весь этот договорняк на востоке нужен только для того, чтобы отвлечь людей от того, что их обворовывают. Чуть только назревают какие-то протесты, — так сразу увеличиваются обстрелы. Причем, когда случается крупная авария, то всегда есть 8-10 трупов, а когда в зоне АТО обстрел, — то двое раненных и все живы. Политики просто отвлекают наше внимание от того, что они грабят страну. 

— За два года в области вырубили 12 тысяч гектар леса! 12 тысяч!!! В санитарных б...ть, извините, целях! — возмущается местная активистка Лора Приходько.  

— Я раньше за газ платил 120 гривен, а теперь 800, — рассказывает о своих проблемах житель Ужгорода Павло. 

— Люди же не от хорошей жизни протестуют. Придите ко мне домой, у меня даже телевизора нет. А мне 50, у меня высшее образование, и я не могу найти работу, — рассказывает туркмен Тахир, который 30 лет живет в Ужгороде. — Мне на машину друзья одолжили денег. Я же должен как-то детей кормить! У меня дочке три года.   

— Здесь никто не борется за то, чтобы его называли русином. Русин — это больше литературный персонаж, — говорит Иван Демьянчук. — Мы стоим за то, чтобы нам дали жить! 

А может, они русины? 

Впрочем, сам Иван Данацко с недавних пор называет себя именно русином. Просто потому, что все, кто жил до 1946 года на территории Подкарпатской Руси были русинами. Стало быть и их потомки — тоже. И даже порой делает заявления в стиле:

— А мы вот возьмем, и объявим Ужгород столицей. А вся гниль пускай в Киеве остаётся. А мы все мирные договорённости подпишем. Может, ещё и Крым к нам жить придёт. До такого даже Сурков не додумался, — заявляет Данацко.  

Правда, отклика в народе практически не находит.   

— Я когда в интернете прочёл, что он русин... ну это смешно! У нас тут знаете как говорят: два русина — три агента СБУ. Если тут соберутся 50 русинов на протест — это будет сенсация, — смеется Михаил Темнов, редактор газеты "Правозахист". Он тоже числится в плане по дестабилизации ситуации на Закарпатье в качестве информационной поддержки. 

Мы встречаемся с Михаилом в кафе. Он приносит несколько сборников сказок: детские книги — это сегодня его основное увлечение. 

Мы встречаемся с Михаилом Темновым в темном кафе. Фото Анастасия Рафал, "Страна"

Почему он попал в этот план, — Темнов и сам не знает. В прошлом сотрудник СБУ, он в последние годы работает как правозащитник и активист: пишет о местных взяточниках, бегает по судам, и время от времени получает битой по голове. 

— Есть версия, что этот план писал Гецко, так называемый премьер-министр, у которого не все дома. Ну какие конгрессы? Какие массовые выступления? Организация "Русинская Родина" насчитывает 5 человек. У меня в газете 10 лет печатались русинские материалы, и я эту тему знаю идеально. И суть ответа в том, что нет в Закарпатье русинской проблемы. И не было. Те русины, которые были, они стали украинцами. За все время с начала 90-х было всего три исковых заявления в суд, когда люди требовали, чтобы суд признал их русинами. 

Темнов уверен, что протестов в Ужгороде быть не может ни на социальной, ни на этнической почве. 

На социальной, потому что еще при мэре Ратушняке все горожане установили себе индивидуальные котлы отопления. Поэтому сегодня, когда вся страна получает платежки по 2-3 тысячи гривен, жители Ужгорода платят по 400, 600, 800. Не говоря уже о том, что область соседствует с тремя границами, и значит, заработок всегда найдется. 

— Если вам кто-то говорит, что здесь все хотят в Россию, — это бред. Люди хотят туда, где можно заработать. В области официально проживает 1 млн 200 тысяч человек, из которых 300 тысяч — на заработках. А у тех, кто остался, у каждого второго — гражданство другой страны. У меня жена гражданка Венгрии, а дети — граждане Словакии. Полгода назад Москаль пообещал уволить всех чиновников с двойным гражданством, но все сошло на нет. Потому что тогда тут всю область надо уволить, включая сотрудников СБУ. Словом, здесь могут быть бунты только если перекроют границу, — уверен Темнов. — А сепаратистские и автономные настроения существуют только в головах наших спецслужб. Они же должны хоть с чем-то бороться! С контрабандой они бороться не могут — они ее крышуют. Значит, надо создать образ другого врага. 

Впрочем, военный Василий, который вернулся в отпуск в Ужгород, не исключает, что план федерализации писали в России. 

— В 2014 году сюда активно ездили журналисты из России. Чуть какая заварушка, — они сразу освещали. Но давайте понимать, почему следом за Донецком и Луганском не вспыхнули Одесса, Николаев и дальше? Потому что общей границы с Россией нет. Как снабжать оружием, людьми, инструкторами? А план федерализации может существовать. Просто потому что кому-то надо осваивать деньги. Но это вовсе не значит, что здесь кто-то побежит сейчас протестовать.  

"Все протестуют теоретически" 

То, что жители Ужгорода тяжелы на подъем, не отрицает и сам Данацко, который 170 дней (!) отстоял в одиночку на тарифном майдане. И лишь в один из дней к нему примкнуло 200 старушек. 

— Но для Ужгорода — это о-го-го! Это больше, чем Майдан для Киева. Потому что Ужгород в Закарпатье, — это как Киев в Украине. Все протестуют теоретически. 

— Здесь даже во время 2013-2014 годов протестов не было, — вспоминает военный Василий. — Только когда уже все решилось, местный "Правый сектор", в нашем случае это были доморощенные контрабандисты, заняли здание облсовета, пошли "сняли" несколько сотен тысяч с начальника Чопской таможни, что-то там украли из дома Медведчука. И все на том. Тут люди инертные.    

И даже нынешнюю акцию протеста "пересечников" многие не поддерживают. 

— Эти люди со словацкими номерами всем осточертели, — продолжает военный Василий. — Я не успел в город приехать, у меня уже с ними конфликт. Машина нигде не зарегистрирована, в ГАИ не числится. И, ясное дело, на дороге он всегда прав. 

Да и таксист, который везет меня на акцию протеста, тоже Василий, смысла этой акции не понимает. Говорит:

— Они же людям неудобства создают.  

Словом, и этот протест Данацко пока не стал массовым. А таскание активистов на допросы сообща с поисками денег — это, скорее, перестраховка. 

— Тем более, что у Данацко их нет. Ни русских, никаких. Вы что, сами не видите? — поражается моему вопросу Олег Подебрий. 

Иван Данацко, и правда, не выглядит, как человек при деньгах. Акции, в которых он участвует, больших капиталовложений не требуют, кроме покупки огурцов и пельменей. А в промежутках между акциями он, как сам уверяет, ездит вместе с Лорой Приходько за рубеж собирать клубнику. 

Венгерский фактор 

Если и существует угроза, что в Закарпатье попытаются разыграть протестную карту, — то этим будут заниматься не Россия, и не Данацко. А Венгрия, полагают ужгородцы. 

— Вот смотрите: Венгрия выделила миллиард форинтов (3 млн 700 тысяч долларов — Авт.) на ремонт дорог в Закарпатье, — говорит Михаил Темнов. — А сколько выделяется денег на изучение венгерского языка? Они готовят какой-то плацдарм. 

— Венгерские националисты спят и видят Закарпатье в составе Венгрии, — уверен и Олег Подебрий. — Да и Венгерская демократическая партия Украины имеет по области 3-й результат. Вот только это было бы нонсенсом со стороны Европы устроить передел границ. При сегодняшней ситуации, это маловероятный фактор.

— Венгры, действительно, страшные националисты, — считает и военный Василий. — Но так же как местные румыны не хотят уезжать в Румынию, называя тамошних жителей "цыганами" (потому что закарпатские румыны живут куда богаче), так же и украинские венгры в Венгрию не хотят. Венгерский язык очень сложный, сродни китайскому. И они понимают, что будут там людьми второго сорта. Больше того, если раньше венгры охотно раздавали украинцам паспорта, то теперь некоторые их уже лишились. Если ты туда поехал, тебя остановил полицейский, а ты не понимаешь, что он тебе говорит, — ты пропал. Потому что если ты хочешь иметь венгерский паспорт, то должен знать венгерский язык. 

Впрочем, многие ужгородцы полагают, что все разговоры об угрозах со стороны соседних государств, — это ерунда.  

— Это просто невозможно! Тут села надо будет делить, дворы, улицы! — возражает теперь уже гражданин Словакии Богдан, который родился и вырос в Ужгороде. 

— Ну да, Тячево — румынское, Ужгород — словацкий, Чоп — венгерский. Это только по живому резать. Тут этого никто не поддержит! — соглашается еще один протестующий. 

— А то, что они заботятся о своих согражданах, этнических венграх или словаках, — не является чем-то из ряда вон. Хорошо бы и Украина с ним пример брала. Я своей маме оформил словацкую пенсию. Это 570 евро вместо наших 1200 гривен. Есть разница? А когда они там видят декларации украинских чиновников, они в шоке. Потому что если бы кто-то из словацкого парламента указал, что у него есть дома миллион наличными, — его бы арестовали! Потому что он либо брат-мусульманин и готовится купить партию боевого плутония, либо намерен приобрести кокаин. Вот эта проблема с "пересичниками", — она яйца выеденного не стоит. Предложите людям вариант адекватной растаможки, и проблема исчезнет сама по себе. А не так, что ты купил машину за $3 тысячи, а растаможить ее стоит $6 тысяч. А потом мы находим эти деньги в декларациях наших чиновников!

Так есть ли Шатун?

В целом, в Закарпатье так же, как и в Киеве, протестные настроения есть: тем более, здесь не сильно поддерживали Майдан в 2014-м и недовольны политикой власти теперь. 

— Город грязный, дороги убитые.

— Хорошей работы нет. Вы же видите, какие смешные цены в кафе в центре города. Иначе никто не придёт.

— 1200 гривен пенсии получил, а за газ отдай 600, — перечисляют ужгородцы типичные для всей Украины проблемы.

— Скажем, в этом году нам дали на ремонт дорог 70 миллионов гривен, а Львову — 2 миллиарда. Закарпатскую область представляют в парламенте 8 человек, а Львовскую — 68. Почему так? Власть сама закладывает противоречия! — возмущается местный житель Богдан, который не видит ничего плохого в расширении прав региона.

О том, что в 1991 году Закарпатье проголосовало за автономный статус в составе Украины, здесь вспоминают многие. Однако непохоже, чтобы кто-то из жителей готов был с оружием в руках его добиваться. Равно как и протестовать на социальной почве. Местные, скорее, разъедутся, кто куда, чем выйдут на митинг. Кроме того, многих по-прежнему кормит граница и контрабандные потоки через нее.

— Ну, а смысл протестовать? — пожимает плечами таксист Василий. — Вот вы там попрыгали в Киеве, доллар стал 26 против 8-и. Полегчало?

— Я с пассажирами общаюсь, так народ уже готов, что доллар будет даже 40, — вторит ему ещё один таксист, и тоже Василий.

— И что же вы будете делать? — спрашиваю.

— Уеду! Я немецкий знаю, венгерский, словацкий. Да тут многие знают. Разъедемся мы.

Тот факт, что область тяжела на подъем, подтверждает и Иван Данацко, который за два года своей протестной деятельности так и не сумел собрать массовый митинг. А выставив свою кандидатуру на выборы по мажоритарному округу, набрал всего 2% голосов.

Тем не менее, власть на всякий случай опасается возможных протестов, и в качестве превентивных мер вызывает особо буйные головы на допросы или проводит у них обыски.

Что касается русинов, то это фигуры наполовину мифические. О них многие говорят, но их самих как-то не слишком видно. На настроение в регионе тема русинов не сильно влияет.

— Например, в Венгрии около 3-х тысяч русинов. И тем не менее, они имеют в парламенте своего представителя. А Украина за 25 лет даже взглядом не повела в ту сторону, где были русины, — возмущается в прошлом ужгородец, а ныне гражданин Словакии Богдан. — Все страны мира признают русинов. Кроме Украины. Если кто-то говорит, что русины — это те же украинцы, "тiльки трiшки дикi — то это чушь!".

За признание русинов выступает и сам Данацко, правда, в его организации "Муза" — всего 4 человека, а в "Русинской Рудине", по общему убеждению, состоит 5 человек. К самопровозглашенному премьеру Петру Гецко люди относятся с юмором: одни полагают, что он агент ФСБ, другие — что СБУ, третьи уверены, что он просто умалишенный.

Иван Данацко придерживается второй и третьей версии:

— Есть тут такой поп Сидор и Петро Гецко, которые хотят присоединить Закарпатье к России. Но у Гецко, как и у Парубия, справка есть. Как его присоединить, если даже общей границы нет? И вообще, я уверен, что и Гецко и Свердлович работают на СБУ.

Владислав Свердлович, лидер той самой "Рудины" даже был осуждён за призывы к сепаратизму, правда, условно. И с отсрочкой на год.

Свердловича активно цитировали российские СМИ, когда он призывал не отправлять русинских мужчин на войну. Тем не менее, местные уверены, что у антивоенных протестов ноги росли из Украины, а не из России.

— Если вы имеете в виду протесты 2014 года, когда "закарпатцы против мобилизации" перекрыли центральную трассу Киев-Чоп, то это просто Балога показал свою силу перед Порошенко, — говорит Подебрий. — И тогда поставили ручного губернатора Василия Губаря. Сейчас Москаль прижал Балог. А на счёт нынешней акции, так у меня тоже машина со словацкими номерами. И что мне каждые пять дней ездить на границу? Когда была революция, все эти подонки обещали народу... Понимаете, мы говорим: давайте мы заплатим 10 евро в месяц официально, и не будем туда постоянно ездить. Но нет. У нас же все лоббисты в верхах сидят — Порошенки, Васадзе всякие. А "Шатуны" всякие — это глупости.

Словом, русинскими протестами в регионе тоже вроде не пахнет.

— Я даже автономии не хочу, — уверяет Данацко. — Просто хочу, чтобы русинов признали. Чтобы их культуру изучали.

Куда более серьезно в регионе воспринимается потенциальная угроза со стороны соседей. В первую очередь - Венгрии.

— Я бы дал такой прогноз, — говорит один известный ужгородец, просивший его не представлять. — Сейчас ничего не случится. Но через год, через два, очень может быть, и Евросоюз, и Украина будут уже не те. Вы же видите, что происходит в мире. Вот словаки, например, уже на дипуровне обсуждают с чехами возможность объединения экономик в случае развала Евросоюза. Венгры очень внимательно следят за тем, что у нас тут происходит. У них свои виды на Закарпатье. Если система европейской безопасности посыпется, то венгры, а возможно и другие соседи, могут предъявить права на регион. Что будет потом, никто не знает. Тем более, Закарпатье — это такой регион, который сложно поделить, тут по живому надо резать. Но я уверен, что если бы власть не игнорировала референдум 1991 года, — было бы только лучше. Просто Киев же все деньги отнимает. Если бы власти дали людям жить и не занимались бы идеологической ерундой было бы только лучше. Страна бы была крепче.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости