ОПЗ сейчас переживает не самые лучшие свои времена
ОПЗ сейчас переживает не самые лучшие свои времена, ili.od.ua

Крупнейшее предприятие юга Украины – Одесский припортовый завод, второй месяц находится в "зависшем" состоянии. С 15 августа и вплоть до 4 октября завод не работал. Процесс приватизации также повис в воздухе – реальных желающих купить завод, пока нет. Приватизационный конкурс сорвался из-за отсутствия покупателей. Зато вокруг завода идет постоянная коррупционно-политическая возня, связанная с борьбой за финансовые потоки этого государственного предприятия.

Одесский губернатор Михаил Саакашвили обвиняет поставленное из Киева руководство предприятия в откатах на поставках газа, в ответ самого Михо обвиняют в дестабилизации работы завода. Возбуждено уже множество уголовных дел. 

Между тем, за гулом речей политиков и экспертов о судьбе завода, как правило, не слышно голоса тех людей, которые непосредственно трудятся на ОПЗ. "Страна" решила восполнить этот пробел и поговорила о том, что происходит на предприятии и вокруг него с рабочими, инженерами и менеджерами.

"Государство спекулирует газом и загоняет нас в долги" 

"Никто сейчас толком не знает, как сложится судьба завода, - говорит Игорь З. инженер. - Вообще, наш завод просто тупо банкротит сам владелец – государство. Вместо того, что бы давать нам газ по нормальной цене, нам отпускают его по заоблачным "промышленным" тарифам. То есть владелец – государство, продает по спекулятивным ценам газ своему же предприятию. Это полный абсурд – вроде как одна рука наживается на другой руке. В итоге завод хотят продать за бесценок. Скорее всего, отдадут каким-то местным мошенникам - олигархам, которые окончательно обанкротят предприятие". 

"До недавнего времени завод стоял – не было газа для производства, - сказал "Стране" сотрудник администрации завода Валерий. - А те цены, по которым нам предлагают закупать газ – невыгодные, стоимость продукции ниже, чем стоимость производства. Остановка завода - вынужденная мера, так как пока Кабмином не определена цена на газ для завода. Говорят, что со дня на день цена на газ будет установлена, нам дадут объемы газа до конца года и мы сможем работать. Рентабельность завода зависит от ситуации на мировом рынке – цен на газ и на нашу продукцию, аммиак и карбамид. Сейчас ситуация на мировом рынке сложилась не в нашу пользу. Цена на карбамид и аммиак снизилась почти на сотню долларов за тонну, а цена газа выросла. В итоге работа предприятия убыточна".

"Боимся арабских приватизаторов" 

По словам рабочего Игоря Л., персонал припортового завода с опаской относится к некоторым потенциальным покупателям завода.

"Потенциальные приватизаторы – арабы из Омана или Катара, индийцы, внушают недоверие. Приезжают и сразу начинают интересоваться, какое подразделение можно сократить, какой цех самый нерентабельный. Их интересует сиюминутная прибыль, и они не хотят вкладывать серьезные деньги и ждать, когда окупятся вложения", - рассказал Игорь Л.

Впрочем, по мнению административного сотрудника Валерия, от государства тоже ничего хорошего ждать не приходится. 

"Вообще то мы давно работаем в убыток – на каждой тонне своей продукции мы теряем по 20 долларов, - говорит Валерий. - Но если остановить завод вообще, то убытки будут намного больше! Ведь нужно выплачивать хоть минимальную зарплату персоналу, электроэнергия тоже немало стоит, охрана. Вообще среди рабочих завода давно ходят разговоры, мол, государство нас специально банкротит. Как? Да все просто. У нас в Украине есть месторождения своего газа. Почему нам не дают работать с этим газом на его себестоимости, а дают газ про коммерческим ценам и "индустриальным" тарифам?".

"Все, что мы производим, продается на экспорт, за валюту, - сотрудник ОПЗ Вадим Н. - Это же источник валюты для поддержания курса гривны – ведь вся прибыль идет государству! Во всем мире, например, в Алжире, Венесуэле аналогичные заводы работают исключительно на собственном газе, который им по себестоимости дает государство. Норвежцы тоже работают на своем газе. Цены на удобрения и аммиак устанавливают они, мы вынуждены под них подстраиваться. Поэтому работать на газе, закупаемом по коммерческим ценам изначально невыгодно. Например, я был в Болгарии на таком же заводе. Болгарский завод работает только в сезон, продает несколько сот тонн карбамида и аммиака Греции, а потом перестает работать. А рабочие завода ждут погоды и выживают как могут на приработках. Не дай бог у нас сложится ситуация, как в Болгарии! Половина жителей Южного уедет на заработки. Городу тогда конец…". 

В коллективе завода сильны настроения о том, что завод специально загоняют в долговую яму.

"Ни для кого на заводе не секрет, что сейчас с нами повторяют традиционную схему – завод загоняют в долги и банкротят. В 2014 году завод был вторым по прибыли среди государственных предприятий после Энергоатома. Всех очень тревожат факты того, что многие приватизированные заводы так и не начинают работать. Например, Одесский НПЗ в Одесской области", - рассказал нам рабочий Валерий Л.

"Из-за простоя завода люди начали увольняться, ценные кадры уезжают за границу"

В нынешней ситуации, которая сложилась на ОПЗ, многие видят политику и пиар, и ничего хорошего для себя не ждут.

"Политики используют в своих корыстных целях наболевший вопрос о приватизации – сплошной пиар на проблемах завода. Но пока Фонд госимущества держит цену в 13 миллиардов, никто завод не купит – экономическая ситуация сейчас невыгодная для завода. Поэтому стоит подождать с продажей. Но и останавливать завод нельзя, потому что от этого пострадает имидж предприятия. Остановленное производство – это конец. Тогда мертвый завод уйдет с молотка за бесценок!", - возмущается управленец Александр Е.

Однако, есть и другая угроза для ОПЗ - кадровая. 

"Приватизационная стоимость завода – это не только производственные комплексы завода и территория. Это и специалисты и рабочие – это "живая" составляющая цены. Если завод остановится, люди начнут увольняться. Даже из-за полуторамесячного простоя, сейчас начали потихоньку увольняться специалисты. Пока уволившихся не очень много. Критический уровень увольнений – это 25%. Если увольнения достигнут этого уровня, предприятие может остановиться и это будет крах. Грамотный персонал и специалисты подбираются годами, восстановить все это будет очень трудно. Многие из рабочих и инженеров на заводе боятся, что припортовый приватизируют какие-то местные олигархи и потом просто его порежут на металлолом. Это станет настоящим смертным приговором не только для персонала завода, но и для всего города Южный. Ведь такой завод как припортовый не построишь за год-два, даже если пригласить сюда весь цвет мировой инженерии", - объясняет свою позицию инженер Владимир И. 

"Эти полтора месяца простоя пережили, конечно, очень тяжело. У всех работников завода были свои планы на зарплаты, у многих кредиты. Другим оплачивать учебу детей. Когда перевели на трехдневку весь завод, и урезали зарплаты, люди просто были в отчаянии. Но сейчас вроде какие-то сдвиги идут положительные. Во всяком случае, с понедельника тех, кто работает на производстве, перевели уже на пятидневный режим работы. Ждем запуска второго агрегата по производству аммиака. Это внушает надежды, может, зарплату будут платить на прежнем уровне. Ходят слухи, что из-за того, что не было работы, с завода уволилось почти восемьсот человек. Правда или нет, не знаю. Но многие мои знакомые действительно уволились. Самое плохое, что прежде всего увольняются востребованные и ценные специалисты по производству. Многие уволившиеся  инженеры и механики уехали за границу работать – там таким специалистам платят хорошие зарплаты", - рассказал нам о суровых реалиях производственной жизни рабочий Виктор Л. 

"В среднем зарплаты у рабочих по заводу колеблются у рабочих от минимальной в 3250 гривен, до пяти тысяч "чистыми". У механиков и инженеров на порядок больше – от семи тысяч до десяти. Конечно, такая разница в оплате труда всегда вызывала раздражение у многих. Но мирились с этим, открытых протестов никогда не было. Потому что устроиться на завод это тоже была удача – стабильная работа, социальный пакет. Но теперь стабильности нет и от этого сильная депрессия у многих, кто годами работал на заводе. Но никто затевать забастовки не думает. Против чего бастовать? Никто не знает…" - продолжает Виктор Л.

О директоре, газовых откатах и обвинениях Саакашвили 

Интересно, что собеседники "Страны" в разговоре не скрывают своего уважения к директору завода и считают его непричастным к коррупции, обвиняя в этом снабженцев и "назначенцев".

Например, рабочий завода Илья уверяет, что на поставках газа наживались "снабженцы".

"Директора у нас не то что бы любят. Но уважают однозначно. Он с 80-х здесь работает, производство знает "от и до". Ну и умеет лавировать в "верхах", когда решает вопросы завода. Он заботился о персонале завода всегда – например, с 2008 года у нас регулярно поднимали размеры зарплат и премий. К мнению директора  всегда у нас прислушивались. И он умеет вникать в проблемы рабочих. К остальному руководству – отношение у рабочих не очень. Ни для кого не секрет, что многие из руководства завода на уровне замов завязаны в жульнических схемах по поставкам газа на завод. Когда Саакашвили заявил, что руководство ОПЗ погрязло в коррупции на "газовых" схемах, он был прав. Всегда на поставках газа были откаты для снабженцев и они сильно били по рентабельности завода. Кроме того, что на нас наживалось государство, которое давало газ по завышенной цене, к "сладким" газовым схемам поставок всегда присасывались посредники. В итоге производство было убыточным – на каждой произведенной тонне карбамида мы шли в минус на 20 долларов", - объяснил наш собеседник.

И эту позицию на ОПЗ разделяют многие.

"Коррупционные схемы на газе вовсе не секрет испанского двора. В руководство завода часто попадали люди "сверху" - назначенцы. Говорят, именно они контролировали поставки газа", - говорит механик Вадим Н. 

"Коррупция на газовых схемах на ОПЗ, о которой говорил Саакашвили – правда. Но эти схемы существовали всегда. И то, что говорит Саакашвили – лишь полуправда. Обо всем, что происходит, Михо просто не говорит. На самом деле газовые "схемы" на припортовом начались давным – давно. На газе для припортового зарабатывали все, начиная с президента. А руководству завода доставались лишь "корешки" - "ягодки" срывали министры. Если уже обвинять кого-то в коррупции на газе, то всех, начиная с самого верха", - убежден инженер Юрий Н. 

Напомним, что сейчас предприятие собираются вновь выставить на приватизацию. Причем МВФ это требует сделать как можно быстрее. В Фонде госимущества уже заявили, что намерены снизить цену на предприятие в несколько раз. Ранее "Страна" выясняла под кого готовится приватизация предприятия.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости