Известие о том, что в маленьком городишке Яготине поселят 250 сирийских беженцев, не на шутку встревожила местное население. Учитывая проблемы с мигрантами в Европе, жители опасаются разгула криминала и наркоторговли. 

Корреспондент "Страны" отправился в Яготин, чтобы узнать, кого им привезут, и почему местным страшно.  

Викинуть їх із поїзда или дорога в Яготин

Электричка "Киев — Гребенка" по колориту мало чем уступает маршруту Москва — Петушки. Разве что утреннею "Свежесть" с закуской "Я вас умоляю" не готовят в тамбуре. Но некоторые, кажется, приняли их заранее.

Вагон забит до отказа. Я стою на одной ноге и держусь за стоп-кран. 

Пассажиры раздражены до крайности. Каждый второй огрызается или недовольно одергивает соседа.

— Заколупали, бл...
— Та по ногам не ходи!
— Дайте вийти!
— Кiнчайте їсти!
— Бiзнесмєн хрєнов.

Сквозь толпу с огромными сумками туда-сюда снуют "бізнесмєни": "чіпси! Бєляши! Сосіска с тєсті".

Мы еще не доехали до "Дарницы", но все уже проголодались.

Одна женщина по соседству со мной ест беляш, вторая — сосиску, третья везет рыбу, четвертая интересуется, "почем колбаса".

В "Дарнице" поезд останавливается. Машинист по громкоговорителю сообщает: "нiкуди не поїдемо, поки не приїде полiцiя".

— Може, хто кого застрелив? — мечтательно глядя в окно, произносит миниатюрная старушка.
— То викинуть їх iз поїзда, — полна решимости ее соседка. — Хай iдуть пiшки. То не причина всіх затримувать.

В вагоне плавно нарастает недовольство.

— Ну де вже та полiцiя, чо вона так довго їде?
— Ми вже опаздуєм.
— Там наверху шукайте бандiтiв, а не тут.
— Понабирали хрєн кого. Кашкета надiли, i полiцейські.

Протестные настроения в вагоне приближаются к отметке "еще немного, и Майдан".

Наконец, полиция и "Скорая" на месте. Оказалось, какие-то деятели из соседнего вагона передрались по дороге.

Следующий отрезок пути мы преодолеваем без эксцессов.

Торговка продает продает старый выпуск газеты "Советчица", и сборник кулинарных рецептов "Еда". И "вагон-ресторан" превращается в читальню. 

Спустя два часа мы прибываем на вокзал.

"Нам самим нема де жить"

Яготин — городишко небольшой, и среднестатистический.

В здании вокзала невыносимо пахнет хлоркой, туалеты — на улице, дорог нет, до центра — недалеко, и центр ничем не отличается от окраины.

— Нам самим нема де жить, — с ожесточением крутит баранку таксист Валера. — Люди протів, матюкаються, лають. Кажуть, що перекриють трасу Київ — Харків, вона тут проходить. Но шо ми зробим?

— Шо ми зробим?! — вторят ему беседуя между собой в магазине продтоваров  трое местных.  

— Оце, може місяць назад піднялося питання цих біженців. Люди мітинг устроіли. Но їм сказали, що хай розходяться, бо будуть без зарплати і без пенсії, — возмущается молодой мужчина Миша. — Не знаю, хто таке казав. Но хтось казав. Бо люди кажуть.

— Он у нас раньше цигани були, — размахивает сумкой пенсионерка. — То наркота процвітала. Не надо нам іноземців. Хай їдуть донецькі, руські, но тільки не сірійці. Ми ляжемо на колію. Ми не дамо! Я шо не знаю, як то буде? Підійде, зірве з тебе одежу, і робить з тобою, що хоче. Як вже строїть центр, то десь отдєльно. Як ото свиноферму.

"Может, он какой маньяк"

Два корпуса, где вскоре расселят беженцев, находятся в самом центре городка. Через забор от детского сада.

Садик привели в порядок за счет европейского гранта. И пункт беженцев построили за деньги Европы. Теперь их разделяет бетонная стена, которую, впрочем, не сложно преодолеть. 

Фото Анастасия Рафал, "Страна"

Местные говорят, что первая очередь на 100 мест уже готова. Осталось достроить столовую и "добро пожаловать".

— Это соседство неуместное. У нас все родители против, — тщательно подбирает слова заведующая, показывая мне садик.

В ее "вотчине", как в сказке. Стены и ступеньки — в рисунках. Есть спортзал, театр, уголки-музеи космоса, игрушек, скульптур, картин, шляпок. Даже черепаха-переселенец из Луганска имеется — досталась в подарок.

А когда-то это был страшный панельный дом, со щелями, через которые, как говорил классик, "бездомные собаки могли заходить в гости".

Фото Анастасия Рафал, "Страна"

— Вы такого нигде не увидите! — не без гордости говорит заведующая. — У нас и дети с востока есть. Но тут — люди из другой страны, другой веры, они не предсказуемые. Они в центре города не нужны!

— Не говоря уже о том, что они привезут с собой болезни, — кивает главврач Яготинской центральной райбольницы Иван Шулла. — Они же будут контактировать с населением города. И у нас могут быть редкие заболевания, с которыми мы раньше не сталкивались. У них-то, конечно, будет своя медицина. А наши люди? У нас от своих болезней вакцин не хватает!

— Тем более, мы же не знаем, кого нам привезут. Может, он какой преступник, маньяк или убийца, который убежал из своей страны. Никто ж не проверяет, — демонстрирует хорошее знание жизни молодой еще замглавы Яготинского райсовета Александр Усенко. — А у нас всего два патрульных автомобиля на весь район. Так называемых "полицейских". Со старых машин пообдирали наклейки "милиция", а новых не выдали. Так они и ездят уже два месяца.

"Почему вы думаете, что это будут сирийцы?"

— Люди боятся криминалитета, заболеваний, нестабильности. Даже сама вера… Тут тоже могут быть вопросы, — суммирует настроения жителей мэр Наталья Дзюба. — Мы, конечно, люди сердобольные. Мы еще в моем детстве собирали помощь детям Никарагуа. Но у нас сейчас своих миллион переселенцев. Есть же, в конце концов, весы. Что важнее: свои люди или чужие?

"Люди боятся криминалитета", — говорит Наталья Дзюба.

Фото Анастасия Рафал, "Страна"

Местные по этому поводу уже шутят в facebook "отдай жену дяде, а сам иди к б..ди".

Но боржоми пить поздно. Еще в 2003 году корпуса, где прежде размещалось медучилище, передали в Государственную миграционную службу. Для создания временного пункта поселения беженцев.

— Мы и тогда были не в восторге, — уверяет Дзюба. — Но это же тесно связано с предоставлением Украине безвизового режима. И ситуация была другая. В государстве было спокойно, и в Европе — стабильность.

Не говоря уже о том, что Центр, как и все в Украине, строился ни шатко, и ни валко. И особых поводов для тревоги не давал.

— Європа слала гроші, їх тут розкрадали. І так 10 років, — вспоминают местные.

Как вдруг, накануне Нового года строительство активизировалось.

— В праздники по грязи в снег асфальт укладывали! — иллюстрирует масштабы спешки местный чиновник Юрий Михайлов.

— И если работает больше 100 человек, значит скоро открытие, — заключает Наталья Дзюба. — Я сама недавно съездила в этот пункт. Они принялись меня успокаивать: "почему вы думаете, что это будут сирийцы? Это могут быть и афганцы, и граждане Российской Федерации, и жители Белоруссии". Но я думаю, у нас не так много беженцев из Белоруссии.

Поедут в Киев искать работу?

Всего пункт готов принять 237 взрослых и 50 детей.

— Они не будут из Сирии. Это будут разные люди: и россияне, и афганцы, и сирийцы, — заметно раздражается моему вопросу директор Пункта Татьяна Бельченко.

— Когда вы намерены открыться?  

— Я не знаю. Сейчас у нас работает комиссия из миграционной службы, и когда она даст свои выводы, насколько мы готовы к открытию, — будет назначена дата. Пока что я вам даже приблизительно сказать не могу. Но первая очередь уже готова, мы можем принять 101 беженца.

— А дети?

— Для детей есть спортивные и игровые площадки, к ним будут приходить учителя.

— На каком языке их будут обучать? 

— Многие беженцы знают по три иностранных языка, — еще больше нервничает директор. — А 90% из тех, кто едет к нам, знают русский.

— А взрослых вы где трудоустроите?

— Они будут сами искать себе работу, вот как мы с вами. И, кстати, аналогичные пункты есть в Одессе и в Мукачево. И мы изучали их опыт. Я вот только 15 минут назад говорила с Одессой. И все у них тихо и спокойно. И все уживаются друг с другом.

 

Скоро в Яготин приедет первая партия беженцев. 

Фото Анастасия Рафал, "Страна"

— Одесса — город-миллионник, а у нас 20 тысяч жителей, — возражает Александр Усенко. — К тому же, в Одессе они хоть могут пойти на базар какими-то носками торговать. А чем они будут заниматься у нас? В городе пару тысяч людей каждый день садятся в электричку и едут в Киев искать работу.

Александр Усенко недоумевает, чем тут будут заниматься беженцы?

Фото Анастасия Рафал, "Страна"

Юрий Михайлов тоже недоумевает, чем их могут занять. Ему скоро самому заняться будет нечем.  

— Я по долгу службы проверяю бизнес. Захожу. Девочки сидят. "Ну что?", — говорю. "Нет покупателей".

"Это будет перевалочная база"

Ситуация в Яготине неразрешимая.

Жители уверены, что во всем виновата местная власть. Мол, надо было раньше "быть с народом", и не отдавать здание и землю.

Власть рассказывает, что ни одно решение не принимается на месте: как государство решит — так и будет.

Одна надежда, что беженцы не задержаться тут надолго. Если они из Греции пытаются бежать в Германию, то что и говорить об Украине?

— Но для города это все равно плохо, — говорит Усенко. — Это же будет постоянная перевалочная база.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости