Адвокат Оксана Соколовская
Адвокат Оксана Соколовская, фото: facebook.com/ov.sokol

Автор: Лилия Макашова

Оксана Соколовская, которая защищает интересы российских спецназовцев из подразделения ГРУ Александра Александрова и Евгения Ерофеева, задержанных в Луганской области при нападении на силы АТО получила ходатайство. Как писала "Страна", в нем следователь полиции Киевской области просит Печерский суд ее арестовать. Она обвиняется по ч. 1 статьи 121 УКУ (умышленное нанесение тяжкого телесного повреждения).

“Страна” обратилась к адвокату за комментарием, чтобы понять, что это значит в контексте дела “ГРУшников”.

- Почему ходатайство было подписано именно сейчас и что это значит для дела Александрова-Ерофеева?

- Ходатайство подписали вчера, когда было заседание суда по Ерофееву и Александрову. Там же назначили даты заседаний на весь март, когда сторона защиты должна четко представить доказательства и свидетелей. С учетом этого и отсутствия у Военной прокуратуры данных, доказывающих вину моего подзащитного, они решили таким образом отстранить меня от дела. Ранее это пробовали сделать по-другому – путем обращения в квалификационную комиссию и  высшую квалификационную комиссию – но не получилось. Если изберут меру пресечения, я «вылетаю» из дела. Либо под стражей, либо круглосуточный домашний арест – этих двух мер достаточно, чтобы меня изолировать.

- Считаете ли вы, как адвокат, что следствие имело достаточно оснований для ходатайства об избрании меры пресечения?

- Это уголовное производство по событиям июля 2014 года, которые никого не интересовали на протяжении длительного периода. У меня нет уведомления о подозрении. Есть только невменяемый потерпевший, который бегает и всем рассказывает, что я его порезала. Также есть медэкспертиза по его повреждениям, когда его подрезали по пьяни. Я даже не знаю, что это за порезы. Он уже явился ко мне таким и я тогда предоставляла ему медицинскую помощь. Это все. Больше в деле нет ничего. Все его свидетели – это мать и друзья. Работники скорой помощи и милиции подтвердили, что они ничего не видели, а только со слов Крамаренко (потерпевший – ред.) слышали, что был какой-то конфликт с Соколовской. А для уголовного производства показания потерпевшего – это ничего. На данный момент четко понятно, что нет никаких оснований для избрания меры пресечения.

- Как, на ваш взгляд, будет развиваться это дело в суде?

- На то, как следователи собираются что-то доказывать в суде, есть два варианта. Первый - телефонное право из Банковой, которое я не исключаю. Второй - я также не исключаю, что попадется принципиальный судья либо хотя бы такой, который будет меня слушать, и тогда в ходатайстве откажут. Меня не пугает риск попасть под стражу и ничего другого. Меня просто пугает государство, в котором я живу.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости