"Оппозиционный блок" предлагает перенести столицу из Киева в Канев, чтобы политики стали "ближе к народу". Такие предложения содержатся в проекте изменений к Конституции, которые подготовил бывший вице-премьер по Евро-2012 Борис Колесников. Корреспондент "Страны" отправился к тарасовым местам, чтобы узнать, готовы ли местные жители стать столичными снобами.

Рабочий Козырев - против

Дорога "в народ" – долгая и ухабистая: без малого три часа. Зато на хорошем автобусе. И водитель с юмором.

Внутри кабины – наклейка: "Кто возьмет билеты в кассе, тот пойдет пешком по трассе".

– Дороги у нас в Каневе еще ничего! – не без гордости говорит Владимир Малинский.

И после паузы добавляет:

– Если сравнивать с Кагарлыком.

Пауза.

– Да и даже с Черкассами… Вот к нам когда соседи приезжают, – то хвалят: говорят, они у нас в районе – самые лучшие.

Дороги в Каневе - еще ничего...

Фото: Анастасия Рафал, "Страна".

Сегодня в городе – базарный день. Местный рынок "Центральный" собирается трижды в неделю и работает до двух.

– Это сегодня была главная тема, – смеется Малинский. Не последний, кстати, человек в городе. Он и депутат горсовета от БЮТ, и директор базара. – Люди, конечно, с иронией относятся. Шутят, мол, надо занимать места, скоро будем в правительстве работать. Мысли разные: одни говорят, что хорошо бы. А другие – что тогда транспорта будет много, цены взлетят. А я считаю, что красота была бы. Это и дороги, и вложения. Через пару лет было бы уже два Канева.

– Вот, скажем, до строительства Каневской ГЭС в 60–е годы у нас тут было 5 тысяч населения, считай – село. А теперь 25 тысяч. Вот этих домов не было, – показывает Малинский на ряд панельных пятиэтажек. – А тут, где мы сейчас стоим, – тут Днепр раньше был. Это все намыто песком. 

Словом, если можно было превратить в город село, то ничего не мешает теперь сделать из него столицу. 

Директор местного рынка за перенос столицы в Канев.

Фото: Анастасия Рафал, "Страна".

– Толя, – подзывает Малинский какого–то работягу.

– Вот, спросите у народа, – поворачивается ко мне.  

Народ в лице строителя Анатолия Козырева категорически против.  

– Это они что к нам понаедут все из Киева? – Козырев явно учуял какой–то подвох. – Н–е–е–т, с ними лучше не связываться.

– Почему? – спрашиваю.

– А не хочу.

– Так работы будет больше, – говорю.

– Представляешь, ты швейцаром такой будешь, с бабочкой, – смеется Малинский.

– Работы хватает, – упрямится Козырев.

– И денег, – уговариваю.

– Толя, ну давай уже решай, все ж от тебя зависит, – продолжает подтрунивать директор рынка.

– Та не, лучше мы будет к ним ездить, – остается при своем рабочий.  

Рабочий Козырев не хочет, чтобы чиновники переезжали в Канев.

Фото Анастасия Рафал, "Страна"

Козырев, пожалуй, один из немногих, кому в Каневе деньги не нужны. Остальных этот вопрос очень даже заботит – об этом свидетельствуют даже объявления на заборах: "деньги в долг" и "работа в Польше".

Работа – самая актуальная проблема Канева.

Фото Анастасия Рафал, "Страна"  

– А какая работа? Курка Ряба да шампиньоны (консервированные – Авт.), – разводят руками местные. 

– Еще "Эргопак" мочалки выпускает, – описывает ситуацию на рынке труда обувных дел мастер Анатолий, – и в магазин можно пойти продавцом.

– Но в некоторые берут только с третьей группой инвалидности, – пожимает плечами помощник бармена Вадим.

Словом, единственный выход – работа на себя. Но и та хромает.   

– Бизнес вести тяжело, – соглашается Малинский. – Многие закрываются. На рынке до 600 предпринимателей работают. Но за последние два года около 50 закрылись. Сейчас тот, кто держит холодильную витрину, 3–4 тысячи гривен в месяц только на электроэнергию должен отдать. А иные предприниматели даже в воскресенье ничего заработать не могут.

"Цэ нэ–воз–мо–жно"

Именно поэтому идея Колесникова всем пришлась по душе. Но в то, что ей суждено осуществиться не верит никто.

– Цэ нэ–воз–мо–жно. Нэвозможно! – сказала, как отрезала торговка рынка тетя Валя.

– А вы бы хотели? – спрашиваю.

– Подруга, подруга, – кричит она своей соседке, – ти б хотєла, шоб столицю перенесли із Києва в Канєв? 

– Вы реально думаете, что это осуществимо? – слегка прищурившись, скептически оглядывает меня тетя Света. – Вот была бы тут Галаганша, – она б вам рассказала. Ей поляпать охота. А мне неинтересно. Ляпа – не ляпай. От этого ничего не изменится.

Она стоит на рынке, который местные жители называют "Хитрый". Почему "Хитрый"? Неизвестно. Просто так повелось. Да и рынок это – с большой натяжкой. Два лотка да шесть торговок. Зимой, во всяком случае.

Разговор о "столице Каневе" как-то не клеится. Не та выручка – не до смеху. 

Тетя Света создает впечатление женщины, которая уже не одного коня на скаку остановила. И, видимо, устала от такой жизни. Поэтому ко всему относится с изрядной долей цинизма.

– Ничего не берут, – смотрит она на свой товар, как хирург на обреченного.

– Гривен 100 в день зарабатываете?

– Если трусами торговать, – можно. Одна пара трусов 50 гривен стоит. А так – нет. Сейчас вот снова тарифы собираются поднимать. Вот люди и не тратят деньги.

– Да пускай переносят, ради бога, – соглашается она. – Только ж не перенесут.   

У тети Светы сегодня никакого выторга.

Фото Анастасия Рафал, "Страна" 

"Все, как у нас"

За последние несколько лет в Каневе не произошло ни одного знаменательного события. Разве что поставили памятник героям Небесной сотни, открыли два супермаркета и Дом культуры. Да и тот "утоп".

– Там воды подземные подходят. Вот пускай туда парламент и въедет, – иронизируют местные.

На вопрос, "какое событие из жизни города вам запомнилось больше всего?", – многие вспоминают воскресное убийство. Кто-то выстрелил из обреза в женщину, которая занималась обменом валют. Прямо в подъезде ее дома.  

Пострадавшая занималась обменом валют.

– Можно ж было ее в Черкассы перевести? Так нет. На вертолетной площадке деньги отмыли (для Януковича строили – Авт.), а толку ноль. Так она у нас тут дуба и дала, – продолжает тетя Света.  

– Оружие нашли. Но стрелявшего, конечно, нет. Брали всех подряд. Но мимо. Может, еще и найдут. Или козла отпущения назначат. Словом все, как у нас. 

Почем "Флаг Украины" 

Самое тусовочное место Канева – "Тэтка". Так местные называют ночной клуб T&T возле автовокзала.

В выходные дни сюда набивается больше сотни человек. Хотя по меркам провинции место недешевое. 

Самое дорогое блюдо в меню – цыпленок Табака, 125 гривен. А самый "козырный" коктейль стоит 90. Впрочем, он, видимо, того стоит. В состав коктейля входят четыре компонента: водка, пиво, коньяк и текила.

Но местные предпочитают коктейли "Дядя Ваня" и "Флаг Украины". И то, и то – "отвертка", но "Дядя Ваня" – с сиропом. 

– Мы их сами придумали, – говорит бармен Таня, молодая, полная блондинка. – Они самые дешевые – по 20 гривен.

Самое тусовочное место Канева – ночной клуб "Тэтка"

Фото Анастасия Рафал, "Страна" 

Мы беседуем возле стойки с Таней и Виктором. Помощник бармена, он приехал сюда 3 года назад из Луганска к крестному. Да так и остался.

– Мы только за! – говорит парень. – Может, нам тогда "Гидропарк" построят, как в Киеве. Чтобы и площадка была для занятия спортом на улице. У нас набережная красивая, место есть.

– Но тут и минусов много, – возражает Таня. – Вот люди копят деньги – землю, например, хотят купить или бизнес готовый. А тут – бах, приедут чиновники, и цены сразу вырастут из-за ажиотажа.  

– Это же хорошо, – говорю. – Можно ее продать. 

– Ну это еще как сказать? Мы ж украинцы продавать землю не дуже хочем. Ми її можем тільки скуплять, – смеется. – Вот я по жизни Плюшкин. Для меня не дай бог продать недвижимость. Но, конечно, может будет какая-то перспектива, больше рабочих мест, нищеты такой не будет. Недавно писали, какая-то бабушка местная умерла от истощения. После оплаты коммуналки у нее не оставалось денег на еду.

Впрочем, и молодежь не жирует. От зарплаты 1500 гривен никто не отказывается.

Любопытная особенность украинской души – противоречие. Все жалуются одновременно и на отсутствие работы. И на основного работодателя города – комбинат "Наша Ряба". Потому что работа тяжелая, низкооплачиваемая, и запах стоит на всю округу.   

Хотя те, кто "вешает кур", получают и по 6, и по 7 тысяч. Большие деньги по местным меркам! Но это работа тяжелая. Лента контейнера едет, на ней крючки, и надо очень быстро подвешивать курей на крючки. И так всю смену.

Зато в Каневе много памятных мест. А это, по словам Колесникова, поспособствует росту национального сознания среди чиновников.

Этот политик вообще известен своим сарказмом.  

На прощание Виктор советует мне прогуляться к памятнику "знаменитому писателю".

– Кому?

– Я не помню. Айдар какой–то.

– Это вы с батальоном перепутали. 

– Ну, может Гайдар...

А еще в Каневе перевоспитывают жителей.

Фото Анастасия Рафал, "Страна"

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости