Салафиты - Нурмагомед, его дочь и брат жены Мансур - после аннексии Крыма переселились во Львовскую область
Салафиты - Нурмагомед, его дочь и брат жены Мансур - после аннексии Крыма переселились во Львовскую область, anna-news.ru

- Репортаж о крымско-татарских ваххабитах, салафитах и "хизбах" - это преступление! Представь себе, что ты оказалась в 1942 году. Евреи кричат: нас уничтожают, нам конец! А ты пишешь, что они сами виноваты, что они -уроды. Да, эти фанатики мне тоже не по душе. Я в Крыму с ними боролся. Но их всего лишь горстка! А пятно из-за твоего текста ляжет на всех крымских татар -российская пропаганда эту тему тут же подхватит. Пойми же ты, сейчас не время выносить сор из избы. Я с утра до ночи получаю сообщения о репрессиях и арестах на полуострове!

Известный общественный деятель из Меджлиса, наконец – то переводит дыхание и откидывается на спинку кресла.   

- Ты не прав, -тихо говорит ему мой коллега из Германии. - Запрещенных тем не бывает. Писать надо обо всем, что происходит.

В столичном кафе тихо играет музыка. Снуют официанты. Ни у кого из нас нет сил обсуждать эту тему дальше. Мы молча закуриваем.

За день до этого я вернулась из Львовской области, куда переехали после аннексии Крыма почти две тысячи крымских татар. В том числе сторонники фундаменталистских течений -такие как салафиты, ваххабиты и члены политической организации "Хизб ут-Тахрир", проповедующей создание Всемирного халифата. Из Крыма салафиты и "хизбы" уезжали почти в полном составе, так как российские спецслужбы их не жалуют. А организация "Хизб ут-Тахрир" вообще в России запрещена как экстремистская.

Еще до аннексии полуострова Меджлис неоднократно выступал против "хизбов", обвиняя их в экстремизме, называя их провокаторами, которые дискредитируют крымских татар и мусульман вообще. Но после марта 2014 года позиция Меджлиса несколько изменилась. Сейчас там стараются не упоминать об этой проблеме. Но это не значит, что ее не существует.

"Эти - какие-то чумные…"

Поселок Борыня Турковского района находится в двух часах езды от столицы Прикарпатья. Почти на границе с Польшей. В 2014 году сюда переехали на постоянное место жительства шесть семей салафитов из Крыма. Женщины в хиджабах. Мужчины с длинными густыми бородами. На каждую пару минимум трое детей.

С исламским колоритом жители Борыни столкнулись впервые. Поначалу даже как-то растерялись. Смотрели на приезжих, как на диковинку, приоткрыв рты. Но потом собрались с духом и проявили традиционное гостеприимство, принесли беженцам все что необходимо для жизни: еду, одежду, домашнюю утварь.

Поселили гостей в общежитии Лицея народных искусств -бесплатно. Но вскоре две из шести семей перебрались в Польшу. Одной волонтеры купили дом. Второй сельсовет нашел жилье под съем в частном секторе всего за 200 гривен в месяц. Еще две семьи остались в общежитии.

- Общага? А во-о-он по дороге и направо, -машет нам рукой местный дед. - Высо-о-кое здание, не пропустите! Вы к нашим переселенцам?

- Ну да… К крымским татарам.

- Ой! Я не думаю, что они крымские татары. Татары -люди мирские. Нормальные. А эти… какие-то чумные…

В общежитии две семьи с шестью детьми занимают целую секцию. На пороге нас встречает толпа детишек мал мала меньше и две молодые женщины в хиджабах.

- Мужчины сейчас придут, - говорит одна из них.

Распахнув передо мной дверь в комнату, она предлагает:

- Присаживайтесь.

Я снимаю обувь и опускаюсь на разложенный прямо на полу грязный матрас. От нечего делать разглядываю забитую мешками с гуманитаркой длинную антресоль.

- Здравствуйте, я Нурмагомед! - представляется появившийся через пару минут темноволосый бородач с улыбчивыми глазами.

Тут-то и выясняется - Нурмагомед, действительно, не крымский татарин. Он родом из Дагестана. После окончания школы перебрался в Крым и женился на крымской татарке - Уснии. Приблизительно в это же время старший брат Уснии, Мансур, взял в жены девушку из Узбекистана. Во время аннексии обе семьи решили покинуть полуостров и жить вместе.

- Мы понимали, что русские будут нас преследовать за нашу веру, - рассказывает, Нурмагомед. - Вот и уехали. Сейчас родственники говорят, что наши опасения подтвердились. Фээсбэшники подкидывают верующим оружие и гранаты, а потом их арестовывают. Литературу религиозную изымают. Хотя раньше она была в свободной продаже.

Жизнью на Львовщине переселенцы довольны. За общежитие платить не надо. Волонтеры помогают вещами и продуктами. Государство дает каждой семье финансовую помощь - около 4500 гривен. Кроме того, Нурмагомед продает строительные материалы в интернете.

- Жить здесь не тяжело, - вступает в беседу рыжебородый Мансур. - Мы накопительством не занимаемся. Есть еда, одежда, дом -и достаточно. Я с детства очень экономный. Знаете, у нас с сестрой отец сильно пил. В семье даже муки не было. Так что сейчас мы хорошо живем.

Сразу после переезда Нурмагомед и Мансур работали в местном лесхозе. Но спустя полгода их уволили без объяснения причин.

- С тех пор сижу без работы, - вздыхает Мансур. - Помогаю, по мелочам, людям. За деньги, конечно. Навоз загрузить, покосить, порубить.

- Выходит, вы на пособие в бесплатном общежитии всю жизнь провести решили?

- А че делать? - глаза Мансура вдруг загораются шальным огнем. - Работы нет. Че делать?! Нам местные даже дом в аренду сдавать не хотят. И давайте на чистоту. Ну не можем мы работать, как все! Нам намаз надо пять раз в день совершать. Да и люди здесь после работы выпивают. А мы не пьем. Говорим им, что не надо пить, -стычки начинаются. Мы не хотим потом разбираться.

- Не думали в другую страну уехать? Туда, где ислам -государственная религия?

- Если нам в Украине нормально живется, че ехать? -удивляется Мансур. -Здесь демократическая страна: нас за нашу веру никто не преследует. Конечно, мы мечтаем о государстве, которое живет по законам шариата -Исламском халифате. Но пока до этого далеко.

- Ну, в Украине вряд ли когда-нибудь станут жить по шариату.

- А это вы зря! Бог един для всех религий, и только он решает, что будет! Не только в Украине. Во всем мире. Вот, вам, наверное, хиджаб не нравится. А вы видели, как была одета Дева Мария? Она в платочке ходила. Каждая женщина должна это правило соблюдать.

- Вы только что сказали, что Украина -демократическое государство и здесь каждый волен жить, как хочет. А если я не хочу надевать платок?

- Я вообще устал уже от людей, -резко меняет тему Мансур, видимо, почувствовав сбой в собственной логике. -Я передачу смотрел о бабушке, которая родила в 66 лет и не пускает в квартиру журналистов. Я ее понимаю. Просто этой бабушке не дают спокойно жить. А потом говорят, что она виновата. Вот если бы вы написали, чтобы волонтеры нам дом построили, тогда бы от вас был толк…

Я прощаюсь и ухожу. Но Мансур провожает меня до крыльца. Увидев, как я прикуриваю сигарету, он заявляет:

- Женщине курить нельзя!

- А я считаю, что мужчине нельзя не работать и жить на пособие! - парирую я.

- Я пахать люблю! - взрывается Мансур. - Так не дают же! Скажите всем, чтобы дали мне работу!

Когда он исчезает в дверном проеме, откуда-то из коморки появляется пожилая вахтерша:

- Деточка, не расстраивайся! -успокаивает она меня. -Они нас всех тут жизни учат. Студенткам нашим замечания делают. Мол, ходить на каблуках и в мини-юбках неприлично. Слишком вызывающе! А сами ничего не делают и жируют. Видела, какие у них планшеты? Я вот всю жизнь работала. А теперь у меня пенсия 1300 гривен. Почему мне государство пособие не платит? А им деньги дает?!

"Они нам сказали: через три года мы будем вами управлять"

В центре Борыни, прямо напротив церкви, -магазин. А около него под навесом лавочки и стол -любимое место сбора местных жителей. Я замечаю худощавого деда в кепке, обсуждающего переселенцев с румяным мужичком за тридцать. Видимо, в последнее время гости из Крыма -важная тема для обсуждения.

- Они мне сказали, что, если я буду выпивать, меня Господь накажет! -жалуется мужичок.

- Вася, послушай! Мне в мои 65 не надо рассказывать, пить мне или не пить. Я зашел в твою хату и не должен в кастрюлю лезть. Тебя приняли хорошо - живи и веселись! Они не пьют, а я пью. Потому что я пенсионер и имею право. Так зачем мне такое говорить?

-И в воскресенье работают! - продолжает нагнетать Вася. - Сколько раз им говорили: в воскресенье положено в церковь ходить и отдыхать. Не реагируют! Почему я на их бороды должен смотреть, а они меня не уважают?

Я вслушиваюсь в беседу и понимаю -речь идет о переселенцах, которые живут в домах и разводят коров, чтобы делать сыр и продавать молоко. 

- Вася, ну успокойся! - просит дед. - Я иду за рыбой, а эти коровы так кричат… что я не знаю, что им дать. Может быть, газету? Или за "драбыной" сходить? Ну, в конце концов, у нас есть дурдом. Может, этих переселенцев туда сдать?

- Да выгнать их из села пора, деду! -восклицает только что вышедший из магазина 24-летний Роман. -Достали, сил нет. И менты выселить их из общаги не могут.

- А полиция пыталась их выселить? -подхожу я к нему.

- Так они в лесу напились. А мы рядом костер палили, сало ели. И они нас учить стали, мол, сало есть нельзя. Побили одного из наших. Кричали, что через три года будут нами управлять и девок наших… Вот мы ментов и вызвали. Не помогли! Ну ничего, мы соберемся, человек двадцать… Сами вопрос решим.

- А кто они-то? - допытываюсь я.

- Да эти, из общаги… Я год в Польше батрачил. Купил себе жигуль. А Мансур приобрел за это время фиат. Нигде не работал -и купил! Знаете, чем они занимаются? В качалку ходят каждый день! И жены их тоже. Они такое вытворяют, что не всякий мужик может. А, бывает, соберут рюкзаки и с полной выкладкой в горы - фью! На неделю, а то и две. Куда менты смотрят?

- Просто обидно, понимаешь? -подключается Вася. -Мы их кормили, поили. А теперь они нам рассказывают, как жить. Эти, у которых коровы, на первый взгляд такие бедные -жуть! Мы им несли что могли. А теперь они нашу женщину на работу наняли за 3 тысячи гривен в месяц. Коров доить. Сами брезгуют работать…

Впрочем, больше всего местных раздражает тот факт, что переселенцы не хотят участвовать в АТО.

- Я им говорю: женщин и детей мы примем, а вы идите сражайтесь за свой Крым! - горячится Роман. - А они мне отвечают: это не наша война! Это как же?! Почему тогда мы должны воевать? Вот у нас паренек, молодой и крепкий, на войну пошел. Киборг… Вернулся инвалидом. Обгорел весь! Ему что, больше всех надо?!

- Да ладно, парни… -неожиданно серьезно говорит дед. -Успокойтесь. Пока они мечеть не начали строить, все должно быть тихо.

- Так, по слухам, они землю под нее уже купили! -восклицает Роман.

- Здесь христианская земля! -ударяет дед кулаком по столу. - Муэдзин их орать тут не будет! Вот начнут стройку -тогда и поговорим. А пока - цыц, я сказал!

Роман и Василий уважительно умолкают.

"В школе сплошной разврат!"

33-летняя Фарида зла на местных не держит. Хотя борыньские подростки пару раз обижали ее 14-летнюю дочь.

- Ну, оскорбительные слова всякие в ее адрес говорили… - вспоминает Фарида. - Хиджаб попытались сорвать. Так, мелочи всякие были… Ничего серьезного.

Так же, как и другие переселенцы, Фарида не разрешает своим детям посещать школу. Дети учатся экстерном. Проще говоря, приходят в учебное заведение лишь для того, чтобы сдать экзамен.

- В школе сплошной разврат! - утверждает Фарида. - Зачем мне дочерью рисковать?

- А как же она себе на жизнь зарабатывать будет, когда вырастет? - удивляюсь я. - Без качественного образования ей будет сложно устроиться на работу.

- А зачем ей работать? - вопросом на вопрос отвечает женщина. - Я вот домохозяйка. Меня муж содержит. И у нее муж будет… Я о школе ничего хорошего вспомнить не могу. Ей это не нужно.

Сын и дочь Фариды

Сама Фарида родом из Карачаево-Черкессии. Еще будучи школьницей родила старшего сына, из-за чего и не получила среднее образование. Впоследствии развелась с мужем (как говорит, по религиозным соображениям) и какое-то время растила двоих детей сама: работала швеей. Потом снова вышла замуж, за крымского татарина, и переехала на полуостров. А в 2014 году оказалась в Борыне. 

"Они душат нас своей верой!"

Впрочем, в своих принципах Фарида (и другие переселенцы из Борыни) не одинока. Их точку зрения разделяет и активный член политической организации "Хизб ут-Тахрир" Руслан.

Как говорилось выше, эта структура запрещена в России (а также в ряде других стран). И говорят о ней разное. Сами ее члены называют себя мирной организацией, которая проповедует ислам и исламский образ жизни. Их противники считают их экстремистами, которые настраивают мусульманское население против государств, в которых они живут, пропагандируя создание Всемирного халифата.

С Русланом я встречаюсь уже во Львове, в крымско-татарской кофейне "Бахчисарай" в центре города. Чуть позже к нам присоединяется лидер крымско-татарской общины Львовской области Эрнест Абкелямов.

- Ислам говорит о том, что всем детям нужно давать образование, - говорит Руслан. - Но в Украине мальчики учатся с девочками. А это не соответствует нашим правилам. Мы храним чистоту женщин. Кроме того, во многих учебных заведениях Львовщины учебный день начинается с молитвы. А наши дети не должны в этом участвовать. Так же, как и в каких-то традиционных или национальных мероприятиях. Например, посещать праздник День вышиванки.  

- Считается, что таким образом вы показываете уважение к обычаям страны, где живете…

- Я через три недели собираюсь в Австрию. Так что, мои дети должны какую-то национальную одежду там надевать?! - неожиданно взрывается Абкелямов. - Да что вы душите меня своими вышиванками, своим христианством? Везде тут церкви, везде вышиванки - куда ни глянь!

- Мы благодарны Львовщине, что нас здесь приняли, - явно пытается смягчить тон беседы Руслан. - Но у нас нет задачи ассимилироваться в местном обществе. Напротив, мы делаем все возможное, чтобы сохранить свою идентичность. А главный ее столп - ислам. Вы, наверное, не знаете: наша вера не приветствует национализм и патриотизм. Главная наша идея заключается в том, что все люди должны жить по Божьим правилам. И Господь - один.

- То есть вы отвергаете суть современного светского государства?

В ответ слышу лишь тишину. Руслан то ли переводит дух, то ли сдерживает эмоции.

- Не надо видеть в исламе зло, -продолжает он после паузы, так и не ответив на мой вопрос. - Мы просто живем так, как считаем необходимым. И в Конституции Украины написано, что все религиозные конфессии имеют здесь право на существование. Все в рамках закона.

— Тогда почему борыньские переселенцы требуют, чтобы жители поселка вели себя по их правилам: не курили, не носили короткие юбки… Ведь мы тоже по Конституции имеем право жить, как хотим, -откровенно ерничаю я.

- Те, о ком вы говорите, не относятся к нашей организации "Хизб ут-Тахрир". Это салафиты. Я думаю, что ведут они себя неправильно. Пророк Мухаммед говорил, что объяснять людям законы Божьи надо мягко. А если человек не желает их принимать - не настаивать. Я думаю, что жители Борыни столь болезненно реагируют на замечания переселенцев потому, что мало знают об исламе. Государство Украина должно вести просветительскую работу. Объяснять гражданам, что ислам не несет зло…

- Вас могут обвинить в том, что вы выдвигаете свои требования к государству, а сами отдавать ему ничего не желаете. Например, отказываетесь воевать на Донбассе.

- Мы не едем воевать потому, что в 1944 году во время депортации крымских татар наши мужчины были на войне и не могли защитить свои семьи. Мы не хотим, чтобы история повторилась. Кроме того, мы не желаем быть марионетками в руках двух сверхдержав, которые делят сферы влияния.

- А может быть, все дело в том, что это не ваша война? Вы же мечтаете о Всемирном исламском халифате?

- Любой мусульманин мечтает о царстве Бога на Земле. Коран - последнее руководство для всего человечества, вплоть до Судного дня. В нем содержится тот замысел, о котором говорили все пророки - от Иисуса Христа до Мухаммеда. Ведь законы шариата решают все проблемы человека, начиная от личной гигиены и заканчивая политическим устройством государства и взаимоотношениями людей с правителями. Естественно, эти законы должны претворяться в жизнь. Вопрос -каким путем. Конечно, речь не может идти о насилии. В отличие от ИГИЛ (воинствующих сторонников Всемирного халифата), мы идем дорогой убеждения. Стараемся сделать так, чтобы мусульман с каждым днем становилось все больше. И, должен сказать, что число наших сторонников все время растет.

- Выходит, вы хотите изменить политическое устройство всех государств через увеличение числа мусульман в каждом из них? Именно поэтому вас запрещают во многих странах?

- Политикам никогда не нравилось, когда кто-то предлагал альтернативу. Ведь они могут потерять власть.

На этом разговор заканчивается. Собеседники прощаются и встают из-за стола.

Реальна ли угроза?

После того как текст был сдан, я снова встретилась в одной из киевских кофеен с известным общественным деятелем из Меджлиса. На этот раз он попросил не называть его фамилию в материале.

- Крымские татары -светские люди (такие же, как все украинцы) и граждане нашей страны, - говорит он. - С первых дней аннексии мы были готовы с оружием в руках отстаивать полуостров и всю страну. Сейчас многие из нас сражаются на Донбассе. Вы знаете, что у нас есть диссидент и духовный лидер - Мустафа Джамилев, победительница "Евровидения-2016" Джамала, знаменитые музыканты, писатели и журналисты. Мы не должны отвечать за горстку сектантов и фанатиков. Они в любом обществе есть! Вспомни вашу Марию Дэви Христос (лидер тоталитарной секты "Белое братство" Марина Цвигун, отбывавшая срок наказания в тюрьме за попытку поджога Софийского собора в Киеве. -Прим. авт.). Кстати, ты знаешь, что мы запрещаем своим детям вступать с фанатиками в брак? Они - изгои…

- Но, вы не можете бесконечно делать вид, что их не существует!

- А что мы можем с ними сделать?!

Действительно, бороться с религиозным фанатизмом -дело неблагодарное. Да и заниматься этим должен не Меджлис, а государство. Но в СБУ о сторонниках "Всемирного халифата" всегда говорят одно и то же: 

- Пока они не совершили преступления, мы не имеем к ним претензий. А, согласно законам Украины, каждый гражданин имеет право на свободу вероисповедания.

Официальных данных о том, сколько проживает в Украине салафитов и прочих исламских фундаменталистов, нет. Но в Меджлисе предполагают, что сейчас они составляют не более пяти процентов крымско-татарского сообщества. То есть около 15 тысяч человек. К ним стоит прибавить и некоторых проживающих в нашей стране выходцев с Кавказа: чеченцев и дагестанцев.

Отмечу, что названные движения не однородны. Некоторые из них считают, что добиваться своего нужно путем убеждения. Как, например, Руслан из "Хизб ут-Тахрир". А на это могут уйти столетия. Другие стремятся воплотить свою мечту здесь и сейчас.

Еще в 2013 году в СМИ появлялись сведения о том, что многие крымские салафиты и "хизбы" воевали на стороне ИГИЛ. Скорее всего, после событий марта 2014 года они покинули полуостров. Может быть, вновь отправившись воевать за Всемирный халифат в Сирию или Ирак. Но, не исключено, что и переселились на материковую Украину.

Возможно, спецслужбам действительно стоит как минимум присмотреться к ним внимательнее. На всякий случай.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости