Радикальные движения сейчас переживают кризис
Радикальные движения сейчас переживают кризис, Facebook, Михаил Голуб

На улицах столицы в последние месяцы наблюдается некоторое затишье. Уже давно не было крупных погромов с участием радикальных группировок. "Страна" выясняла что это - начала конца движения или передышка перед новыми битвами.    

На дне

"Сейчас все радикальное сообщества Киева залегли на дно. Вы же сами видите: банки и заправки не взрывают, автоматы не громят, в магазины "Рошен" не заходит голодная молодежь… Что произошло? Во-первых, в киевской милиции руководство поменялось. Те, кто раньше при помощи уголовных дел могли управлять радикалами, используя их для "выжимки" денег из бизнеса, сейчас уволены. А новых "смотрящих" от милиции еще не нашлось. Во-вторых, у многих появились свои цели. Политические", - вот что рассказал "Стране" о затишье в радикальной среде Киева создатель Гражданского Контроля "Наждак" и радикального молодежного движения "Модный Приговор" Николай Дульский.

Он – как раз один из тех, чьи цели с недавних пор стали политическими. "Просто политика – это единственный выход, как по мне, - рассуждает Дульский. – В этой стране ничего не изменить, пока не придешь ко власти. Вот я и решил идти в политику, направляя весь ресурс организации туда".

Дульский говорит, что его цель дословно: "пролезть в Верховную Раду, создать там свой блок и тогда уже менять страну".

- Кто заплатит за твою политическую карьеру, Коля? – интересуемся.

- Россия, - спокойно отвечает он, - Я полностью разочарован в идеях Евромайдана, и считаю, что наше будущее с Россией…

Дабы не портить свою политическую карьеру, Дульский решил чуть дистанцироваться от своего детища "Модного Приговора". Хотя эта молодежная радикальная группировка, всплывшая также после Майдана, говоря Колиным языком, "как занималась отловом маргиналов и педофилов, так и занимается".

"Модный приговор" больше не занимается политическими акциями, поэтому о нем особо не слышно. - говорит Дульский. – "МП" сейчас стал такой себе субкультурой со своей идеей: за радикальную нравственность. Киевляне просто узнают по факту об избиении солистов Квэст Пистолз за одежду и блогеров Шапика и Бумчика за аморальность… Да, это была бы самая могущественная группировка в Европе, если бы ее кто-то финансировал… Но финансирования нет, поэтому эта молодежь 14-20 лет чисто мочит людей за идею".

Угасание "Реванша"

Все та же политика стала причиной спада активности другой радикальной группировки "Реванш", известной погромами магазинов "Рошен", поджогом Октябрьского дворца и бойней у Верховной Рады на Покрову в 2014 году. "Реванш" в Киеве раньше был частично под Радикальной партией Ляшка, а частично – под "Братством" Дмитрия Корчинского. Но после того, как депутаты от РПЛ не попали в Киевсовет, "реваншисты" пытаются примкнуть к Гражданскому корпусу "Азов". В их кругах говорят, что в "Азове" исправно платят деньги, а в РПЛ уже нет.

"Лидеров "Реванша" СБУшники основательно перекосили, - рассказывает экс-майдановец и участник движения "Национальное сопротивление" Дмитрий Сыч. - Еще с полгода назад к ключевым людям из организации поприходили мусора с обысками, подкидывали им гранаты, после чего посадили. Это произошло со Сталкером, Богданом Ходаковским. Сейчас в "Реванше" остались только молодые. Мало кому больше 23 лет. Занимаются идейным просвещением друг друга. В общем, превратились в библиотеку для революционеров и малолеток. Бурлят говно в интернете и обвиняют евреев. И этим их деятельность ограничивается. Многим просто родители поставили условие - или они уходят из "Реванша" или из семьи. На многих такое действует. Например, был мальчонка 18 лет. Интеллигент, угорал по идеям Муссолини. Но родители поставили вопрос ребром и он ушел из движения. В общем если вкратце, то авторитет организации на нулях".

Из организаций, которые напрямую связаны с РПЛ сейчас слышно лишь про "Черный Комитет", координатор которого Богдан Тыцкий даже шел в депутаты ВР в команде Ляшко. Они провели не так давно провокационные акции около телеканалов Інтер и ICTV, вывалив около них вату, протестуя против "российской пропаганды на этих телеканалах". 

Впрочем, и эта активность, судя по всему, связана с политическими амбициями Тыцкого, который хочет вновь поучаствовать в выборах. Правда с кем именно он еще не знает. 

Малолетние титушки

"Смерч" - группировка известная черными футболками, балаклавами и кровавой бойней с представителями сексуальных меньшинств во время гей-парада на Оболони в прошлом году. Многие радикалы связывают эту организацию с лидером КУПРа Сергеем Мельниченко, мол, ребят он собирал под "наезды на стройки и рэкет". Правда, в последнее время ребят из "Смерча" особо не видно.

"Там многих пересадили. Да и они откровенно переборщили: во время наезда на какую-то стройку выбили глаз члену Федерации спортивного самбо…", - рассказывает Дульский. "Смерч" сейчас – это молодняк 16-23 лет, который становится "смерчем" за 20 минут до начала акции, после того, как им отгрузят футболки. Малым там даже не платили. Кто именно стоит за организацией, я не знаю, но это, грубо говоря, титушки, только по большей части несовершеннолетние, чтобы мусора их не так тягали", - говорит нам экс-участник "Белого молота" Антон Скоморох.  

Затишье перед бурей

Сами радикалы считают, что затишье на их фронте временное и относительное.

"Просто сейчас какое то безвременье - будут выборы или не будут, есть ли люди готовые профинансировать третий Майдан или нет пока таких, - говорит один из лидеров радикальных группировок. - Нынешняя власть и силовики, которые нас использовали для передела собственности в первые годы после Майдана, уже почти все переделили, что хотели. И теперь мы им мешаем. они тоже хотят, чтоб было все спокойно. Посему есть только разовые акции по каким то мелким вопросам. Например, за митинг с дымовыми шашками из человек 20 берем 6000 гривен - по 300 за человек. Если с погромом - то минимум раза два больше плюс пробиваем - насколько заказчик влиятелен, чтоб нас прямо в момент акции не положили. Но это все слезы в сравнение с тем, что было раньше".   

Впрочем, если будет определенность по выборам, то радикалы получат новую подпитку и стимул для роста. 

"Радикальные организации - это как живой организм, который сейчас находится на стадии умирания. Но, думаю, что к выборам опять начнут качать…, - говорит Сыч. - Если раньше гопники были, то сейчас это не модно. Модно тусить по "фирме". Этим и пользуются умные дяди…".

Наконец, в среде радикалов идут процессы слияния и поглощения. Полуразгромленные молодежные "стартапы", примыкают к более сильным националистичсеким брендам. Например, полюсом консолидации является "Азов". Не до конца понятны процессы в "Правом секторе", откуда вышел Ярош, оставив там радикальное крыло. Но ПС все равно остается брендом, к которому готовы примкнуть многие националисты. 

"Это точно еще не конец, - говорит Дульский. - Как минимум, жив "Азов", недавно начала возрождаться С14 (ее члены подозреваются в убийстве журналиста Олеся Бузины - Прим.ред.). То есть все только начинается".

В конечном итоге, учитывая все большую коммерциализацию радикального движения, его активизация или угасание зависит от того, будут ли среди "умных дядь" желающие сыграть в радикальный сценарий изменения политичсеких раскладов в стране или нет. Если в процессе разборок, на "самом верху" придут к выводу, что пора силой переломить конкурентов, то радикальные юноши в балаклавах вновь выйдут на улицу и подожгут шины. Как минимум шины.  

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости