В те минуты, когда опубликован этот материал, ровно 15 лет назад два самолета, управляемые террористами-смертниками, врезались в башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Свершился один из самых чудовищных террористических актов за всю современную историю. В то время в Украине стояла теплая погода, подходил к концу очередной рабочий день. Известия из Америки вызвали шок. Но мало кто тогда понимал, что в этот день запустились глобальные процессы, которые изменили и до сих пор меняют мир. И прямо влияют на Украину. 

1. Взлет и падение имперского проекта неоконов

Первые месяцы после терактов Америка испытывала невиданный прилив патриотизма. Народ дал карт-бланш тогдашнему президенту Джорджу Бушу на любые действия с целью покарать террористов. Аналогичным было отношение и мирового сообщества. Впервые все страны мира единодушно объединились вокруг США. Первоначально развитие событий вселяло энтузиазм. Антитеррористическая коалиция, ведома Вашингтоном неожиданно быстро разгромила талибов в Афганистане. 

Но дальше все пошло не очень хорошо. Американцы попытались использовать выданный им "антитеррористический" мандат для установления глобального контроля над Ближним Востоком. Свой план они хотели начать реализовывать с завоевания Ирака (где правил их давний враг Саддам Хусейн). Потом же, по задумке неоконсерваторов (они же "неоконы" - политическая группа, чье влияние преобладало в администрации Буша), должна была осуществиться "прививка демократии" всему стратегическому региону. Перемены и демократические реформы должны были коснуться Ирана, Сирии, Палестины, возможно, даже монархий Персидского залива с их средневековыми политическими обычаями. В случае реализации этого плана, угроза терроризма и войны, как виделось неоконсерваторам, должна была навсегда покинуть Ближний Восток, а за ним и весь исламский мир. 

Впрочем, уже на этапе планирования операции против Ирака, в антитеррористической коалиции, и даже внутри НАТО, произошел раскол. Франция и Германия (и примкнувшая к ним Россия) сочли войну в Ираке неоправданной ничем авантюрой. Тем более, никаких весомых доказательств причастности Хусейна к терактам 11 сентября не было. Наоборот - иракский режим беспощадно подавлял в зародыше любые исламистские движения на своей территории. Несмотря на это, США объявили о наличии у Ирака оружия массового поражения (что затем оказалось неправдой) и на этом основании вместе со своими союзниками - Великобританией, Польшей и другими странами (включая Украину) начали в марте 2003 года вторжение в Ирак.

В военном смысле операция прошла успешно - режим Саддама Хусейна пал буквально за пару недель.

Однако в политическом плане Ирак оказался страшным провалом для американцев. Одержимые революционными идеями построения "светлого будущего" неоконы, вместо того, чтобы опереться на уже существовавшие в Ираке органы власти (поддерживавшие в стране при Хусейне абсолютный порядок) решили полностью распустить всю армию, спецслужбу и политические структуры Ирака и "с нуля" создавать новые. Это имело трагические последствия. Ирак погрузился в хаос и анархию, помноженную на вражду трех крупнейших групп населения - курдов, суннитов и шиитов. Началась кровавая война всех против всех, к которой активно подключилась Аль-Каида и прочие террористические организации. 

Уже к концу 2007 года американцы признали, что не могут контролировать ситуацию, а в конце 2008 года на выборах в США победил кандидат в президенты, одним и центральных пунктов программы которого был вывод войск из Ирака. Звали его Барак Обама.

Вывод войск был осуществлен в несколько этапов и завершился в 2011 году. Власть в Ираке была передана правительству, первую скрипку в которой, по злой иронии судьбы, стали играть шииты - представители большинства населения страны, причем ориентированные на Иран (еще одного противника США). Курды на севере получили очень широкую автономию, а отстраненные от реальной власти сунниты продолжили сопротивление, символом которого стал быстро набирающий вес ИГИЛ - альянс исламистских фанатиков и профессиональных офицеров армии и спецслужб Саддама Хусейна.

Впрочем, в то время ИГИЛ американцев еще не сильно интересовал. В Вашингтоне царила усталость от груза имперской миссии, в ходу были идеи о том, что США неспособны справится с мировыми вызовами в одиночку, а потому должны действовать сообща с другими странами.

Так возникла идея создания G20 - широкого клуба мировых игроков, решающих проблемы планеты. Амбициозная программа неоконов по утверждению системы глобального доминирования Америки (в том числе и военным путем) была признана ошибочной.

Имперский эксперимент закончился. Хотя спокойнее в мире от этого не стало.

2. Стартап "Халифат"

Создание ИГИЛ, как писалось выше, стало прямым следствием развития событий в Ираке, вызванной вторжением американцев и свержением Хусейна. После 2003 года Ирак превратился в рассадник терроризма на всем Ближнем Востоке. А уход оттуда американских войск серьезно усилил роль местных игроков - Турции, Саудовской Аравии, Катара и Ирана.

И они тут же принялись делить сферы влияния.

Это и привело в 2011 году к началу так называемой "арабской весны" - цепочки революций в арабском мире, которые сокрушили автократические режимы, поддерживавшие порядок в своих странах, и ввергли огромные территории в войну, террор и хаос. Первую скрипку в поддержке "весны" играли союзники США - Саудовская Аравия, Катар и Турция, рассчитывавшие на появление по итогам революций лояльных себе режимов. Американцы, после некоторых колебаний, решили пойти навстречу пожеланиям своих союзников и оказали поддержку, которая нейтрализовала египетского президента Хосни Мубарака, помогла свергнуть режим Каддафи в Ливии и не дала Башару Асаду подавить в зародыше восстание в Сирии. 

Но ситуация в большинства стран вышла из под контроля и привела к распространению террора и насилия на весь регион. ИГИЛ "окном возможностей" воспользовался в полной мере. В 2014 году этот террористический "стартап" неожиданно захватил Мосул и ряд ключевых районов в Ираке, а затем и чуть ли не половину территории Сирии. Как говорят злые языки на первом этапе ИГИЛ пользовался поддержкой Турции и саудитов (которым он был выгоден для борьбы с проиранским правительством в Багдаде и с режимом Асада), но "стартаперы" демонстрировали столь большие успехи, что быстро превратились во вполне самостоятельную силу и даже провозгласили создание своего Халифата. 

Созданная американцами антиигиловская коалиция, равно как и альянс России, Асада и Ирана, пока не могут уничтожить это террористическое государство. Главным образом потому, что большую часть времени тратят на войну не с ним, а друг с другом. Например, недавно турецкая армия вошла в Сирию и выбила из приграничных районов ИГИЛ, после чего завязла в долгих боях с курдами, которые как бы ближайшие союзники США.

В общем и целом, Ближний Восток сейчас напоминает бурлящий котел, в котором растворяются остатки американского влияния и рождается опаснейшая для нашей цивилизации сила, которую пока еще никто не остановил.

И это также итог теракта 11 сентября, который спровоцировал неуклюжее вмешательство Штатов в ближневосточные дела.

3. Удар по евроатлантическому единству

Еще в 90-е годы, когда советская угроза исчезла, а Евросоюз начал приобретать очертания государства-конфедерации, между союзниками - США и ключевыми европейскими странами, начала пролегать линии определенного отчуждения. Ведь как ни крути, а США и ЕС - это ближайшие конкуренты на мировой арене. Уже во время операции в Югославии в 1999 году возникли определенные трудности в согласовании действий между всеми странами НАТО. Но тогда альянс все-таки выступил как единое целое.

Но уже во время следующей спорной операции - против Саддама Хусейна, противоречия вышли наружу. Произошел раскол внутри и НАТО, и ЕС. Две крупнейшие страны Евросоюза - Франция и Германия, выступили против операции в Ираке, очевидно не желая помогать неоконам укреплять имперскую мощь Америки. Их поддержала Россия. Зато на стороне США оказалась Великобритания и страны Восточной Европы во главе с Польшей.  

С тех пор менялись президенты в США и странах ЕС, противоречия между странами то ослабевали, то усиливались, но трещина между двумя берегами Атлантического океана осталась. В столицах Евросоюза не скрывали своей радости по поводу ухода Джорджа Буша с поста президента, а в этом году Германия и Франция фактически торпедировали стратегическое соглашение о создании Зоны свободной торговли между США и ЕС. Также Европа постоянно держит "в уме" и "особые отношения с Россией".

Непосредственно этот раскол сказался и на Украине. Именно позиция Франции и Германии предопределила отказ Киеву во вступлении в НАТО в 2007 году. Она же не позволила ввести США масштабные санкции против Москвы после войны в Грузии в 2008 году. И эта же позиция в немалой степени повлияла на решение России аннексировать Крым в 2014 году. В Москве предполагали, что западноевропейские партнеры и в этот раз не дадут Западу предпринять против РФ жесткие меры. И хоть эта надежда тогда и не сработала и санкции были введены, уже вскоре Германия и Франция инициировали "нормандский формат" и "минские соглашения", которые, в случае их реализации, позволят России выйти из украинского кризиса с минимальными потерями.

И все это, повторимся, также итог глобальных сдвигов в мире после 11 сентября.

4. Стратегическая пауза в Средней Азии

Первый удар, как писалось выше, США после 11 сентября нанесли по Афганистану, обвинив талибов в укрывательстве организаторов террористической атаки из "Аль-Каиды" во главе с Усамой Бен Ладеном.

Талибан был быстро разгромлен как государственное образование. Но с тех пор война там продолжается, к талибам добавился еще и ИГИЛ, а ситуация далека от стабильной. Однако была группа стран, которые стали прямыми бенефициарами афганской операции США. Это Россия и ее среднеазиатские союзники по ОДКБ. К моменту вторжения американцев, талибы уже добивали своих противников из "северного альянса" и вот-вот должны были выйти к границам бывшего СССР. И если бы не удар США, то Россия получила бы уже в 2002-2003 годах второй фронт в Средней Азии в дополнение к еще не законченной чеченской войне. Последствия для РФ были бы тяжкими. 

Но разгром американцами Талибана отвернул (пусть, возможно, и временно) эту угрозу. У российских властей появилось время закончить войну в Чечне, привести к покорности олигархат, укрепить единую вертикаль власти и активно переключиться на западное направление...

5. Сужение пространства свободы

Теракты 11 сентября породили целую серию войн и конфликтов, которые усилили террористическую угрозу в мире. На этом фоне государство начало наступление на территорию личной свободы человека. Под лозунгом борьбы с терроризмом.

Пример показали США, где был принят целый пакет законов, расширяющий возможности спецслужб по контролю за гражданами. О масштабах этих возможностей общество узнало, правда, много позже - из откровений сотрудника американского Агентства национальной безопасности Эдварда Сноудена, который подробности описал систему контроля спецслужб за потоками информации.

Впрочем, это все касается не только Штатов, но и многих других стран. Описанный в аунтиутопиях Большой Брат, который следит за каждым членом общества, все меньше кажется фантастикой. Благо технические возможности позволяют теперь многое в плане контроля за жизнью человека.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости