- Французский президент Олланд поблагодарил журналистов, которые опубликовали документы по офшорным компаниям. Еврокомиссар по экономическим вопросам Пьер Московиси, сказал, что утечка - хорошая новость. В Кремле документы назвали западной пропагандой и атакой против Путина. От премьер-министра Исландии Сигмундуру Давида Гуннлейгссона требуют подать в отставку из-за скандала с оффшором. Почему украинский президент так долго молчал, обнародовав заявление лишь в 16-00?

 - Давайте разделим этот скандал на два аспекта. Первый – внезапный консорциум журналистов: более сотни людей занимались расследованием этой темы. Это хорошо. Консолидация журналистов дает нам всем возможность как минимум, думать, анализировать и делать свои выводы. Что касается конкретно того, что я увидел в телевизионной программе Дмитрия Гнапа (автор сюжет по офшорным компаниям Порошенко - Прим.Ред), то в ней есть элементы манипуляций, поскольку информация подается в завязке на эмоцию.

- Что значит «в завязке на эмоцию»?

 - Пытаются притянуть за уши, например, трагедию в Иловайске. Приведу зеркальный пример. Вспомните страшный теракт 11 сентября 2001 в Америке, когда «Боинг» врезался в Северную башню небоскреба Всемирного торгового центра. Представим, что в этот момент президент Америки разговаривал со своими юристами, или воспользовался своей кредитной карточкой – тихий ужас для читателя. Эта привязка – манипуляция, что не очень хорошо, потому что бросает тень на само расследование. Это не делает чести журналистам, которые делали этот продукт.

 - Это классический журналистский прием – сыграть на контрасте, пусть в итоге и жестоко получилось.

- Суть не в этом. Суть в том, что непонятно, к чему привязано.

 - Привязка понятна: Порошенко регистрировал офшорки в тот момент, когда происходили самые ожесточенные события под Иловайском, гибли люди.

- Не совпало. Мы все работаем в каких-то компаниях и бизнес-структурах и понимаем, что от идеи что-то создать до консультации с юридическими фирмами и финансовыми аналитиками проходит определенный лаг. Поэтому говорить о том, что компании были зарегистрированы в дни трагедий под Иловайском – несправедливо. Как минимум до этого велись переговоры. Такие вещи не делаются в один день. Манипуляция, притянутая за уши, и это – грустно.  

- Что вы думаете о сути «оффшорного обвинения».

 - Я внимательно рассмотрел все материалы и пока не увидел там ни одной уголовной составляющей, ни одной уголовной подоплеки. Сами журналисты говорят о том, что существуют какие-то компании, через которые проходят деньги, а значит, из них не уплачены налоги. Денег-то не было, а значит, все остальное – суждения и предположения. Однако это не вступает в когнитивный диссонанс с тем, что консорциум журналистов провел такое расследование. Это здорово, поскольку такая работа выносит в объективное информационное поле ряд вопросов, на которые просто нужно дать ответы. Ответы, как и вопросы, волнуют общество во всем мире, а не только в Украине. От ответов на эти вопросы будет зависеть объективность и эффективность этого расследования.

- Вам не кажется, что президенту все-таки стоит дать ответ на этот информационный скандал?

 - Ответ нужно давать. Очень надеюсь, что юридическая компания и финансисты, которые обслуживают активы президента дают свои комментарии. И ответят на все вопросы.

 - Некоторые инвестбанкиры, опрошенные «Страной» предполагают, что регистрация офшорной компании могла быть связана с планируемой продаже активов Рошен. Насколько это может соответствовать действительности?

 - Это так и есть. Насколько я знаю, международные компании не доверяют структурам, которые зарегистрированы в Украине. Это могло быть необходимым условием в том, чтобы создать траст и передать активы для продажи. Я не являюсь участником процесса передачи активов под траст, поэтому мне сложно говорить о финансовой составляющей. Тем ни менее самая простая история - услышать публичный комментарий. Услышали бы мы его, не появись это расследование? Вряд ли. Здорово, что тему затронули. Хотя, если доходить до нюансов, думаю, бабушка из Броваров вряд ли поймет, что такое траст, фонд, Ротшильд или Рошен.

- Почему позицию и публичный ответ Порошенко по факту информационного скандала готовите не вы. Ведь вы же советник и министр как раз по такого рода вопросам?

- Я не пресс-служба президента. И я уж точно не являюсь юридической конторой, обслуживающей его интересы. Если вы не слышали мой комментарий касательно публикации в Нью-Йорк Таймс, я его вам процитирую: «Подобные вещи требуют трактовки и объяснения». Я имею ввиду комментарии на пресс-конференции, соответственно, мой совет – нужно объяснить свою позицию и вчера это было сделано. Логика советника не в том, что он принимает решения, а в том, что он дает советы. А дальше – право человека: воспользоваться этим советом, или нет.

- Выходит, президент вас не услышал?

- Почему же? Услышал. Я думаю, вскоре мы увидим комментарии по этой теме. Сегодня увидим.

 

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости