Украинские новости

Как уже рассказывала «Страна», 2 сентября 2015 года неподалеку от города Счастье Луганской области подорвался на минах МОН джип одной из мобильных групп по борьбе с коррупцией в зоне АТО. Находившиеся в автомобиле десантники и сотрудник СБУ получили ранения. А фискальщик Дмитрий Жарук и руководитель группы Андрей Галущенко (позывной «Эндрю») — погибли. Позже выяснилось, что, согласно основной версии следствия, Эндрю расследовал причастность бойцов 92-й отдельной механизированной бригады к организации международного наркотрафика и контрабанды в зоне АТО. За что они якобы с ним и расправились. В начале февраля по подозрению в совершении этого преступления Военная прокуратура задержала разведчиков Александра Свидро (позывной «Змей») и Павла Долженко (позывной «Крым»). Специальный корреспондент «Страны» встретилась с губернатором Луганской области Георгием Тукой, чтобы узнать его оценку результатов расследования. Ведь, по словам защитников подозреваемых, дело «трещит по швам», так как у следствия нет доказательств виновности задержанных. Напомним, что Тука не только курировал работу мобильных групп в первое время их существования. 

— Георгий Борисович, вы не раз заявляли, что Эндрю был вашим другом. Где и когда вы познакомились?

— С Андреем Галущенко, мы впервые увиделись на Майдане. Сначала это были эпизодические встречи. Затем он помогал мне в «Народном тылу». Впоследствии мне было поручено организовать работу мобильных групп по борьбе с контрабандой в АТО. И я пригласил его работать в одной из них.

— Вы знали, чем занимался Андрей Галущенко накануне гибели? Когда вы с ним виделись последний раз?

— Конечно, знал. Эндрю занимался расследованием в отношении тех лиц, которые организовали и поддерживали контрабандный канал в Луганской области. За день до своей гибели он приехал ко мне в гостиницу. Мы говорили с ним о том, что в последнее время нам удалось существенно ограничить незаконные поставки на вражескую сторону продуктов питания, сигарет и алкоголя крупнотоннажными автомобилями. А также о том, что теперь преступники, скорее всего, используют в своих целях переправу через реку Северский Донец в Счастье. Причем перевозят что-то малогабаритное, но дорогостоящее. Например, наркотики, драгоценные металлы или драгоценные камни.

— Недавно о существовании в зоне АТО международного наркотрафика заявил главный военный прокурор страны Анатолий Матиос. Он также подчеркнул, что Эндрю пытался раскрыть наркоторговцев. За что его, видимо, и убили. Верно ли, что речь идет о поставках из Афганистана через территорию России и Украины в Западную Европу гашиша и опиума? А из Польши в Россию через Украину — амфетаминов?

— Да, скорее всего. Наркотики идут в обе стороны, причем разные. Отмечу также, что наша последняя встреча с Эндрю состоялась как раз после того, как одна из наших мобильных групп задержала прибывший с той стороны так называемый «золотой» поезд. Напомню, что в этом составе были обнаружены пять хозяйственных сумок с золотыми крестами, серьгами, кольцами, серебряной посудой и изделиями церковно-религиозного назначения. Все сумки были пронумерованы. И, судя по этой нумерации, сумок должно было быть шесть. Куда исчезла еще одна, я не знаю.

— В обществе уже давно бытует мнение, что торговцев наркотиками и драгоценностями «крышуют» спецорганы. Высказывалась даже версия, что какая-то группа сотрудников СБУ организовала убийство Эндрю, чтобы перехватить у 92-й бригады контроль над наркотрафиком в Луганской области.

— Я о такой версии не слышал. И не верю в нее. В зоне АТО все слишком переплетено. Здесь нет ни одной мутной темы, которой бы занималась одна конкретная структура. В конечном итоге все упирается в персоналии. Кто из руководителей сильнее — тот и подминает под себя все виды незаконного заработка. Если взять картину по Луганской области в целом — выйдете на улицу и вам любой человек скажет, что здесь ничего не происходило без ведома генерала Науменко. Кстати, он когда-то возглавлял департамент по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в МВД Украины.

— Андрей Галущенко говорил вам о том, кого он подозревает в организации контрабандного канала?

— Он назвал эти фамилии во время своего последнего интервью.

— Вы имеете в виду интервью каналу 1+1? Когда Эндрю озвучил фамилию экс-начальника УВД Луганской области генерала Анатолия Науменко…

— Да.

— Вы верите в то, что генерал Анатолий Науменко и комбриг 92-й Виктор Николюк могли заказать убийство Эндрю?

— Нет. Я не думаю, что они давали прямые распоряжения. Я думаю, что здесь в какой-то степени можно склоняться к кризису исполнителя. В какой-то степени… Помните пленки Мельниченко? На них тоже нет прямого указания экс-президента Украины Леонида Кучмы убить журналиста Георгия Гонгадзе. А по цепочке команда, видимо, пошла иная…

— По непроверенным данным моих источников, 92-я бригада, в отличие от других военных группировок, ни разу не выводилась на перевооружение из зоны АТО. Тогда как другие уже были на перевооружении по несколько раз. Вы слышали об этом? Что скажете?

— Да. Я об этом знаю. Что же тут скажешь? Значит, это кому-то выгодно…

— В то же время Анатолий Матиос уже заявил, что генерал Анатолий Науменко и комбриг 92-й бригады Николюк (позывной, «Ветер») прошли полиграф и не причастны к убийству Эндрю…

— Я не слышал заявление Матиоса. Зато слышал, как эту информацию озвучил сам генерал. Скажу, что ни генерал, ни комбриг не знают результатов исследования. А я знаю. Другое дело, что результаты исследования на полиграфе не являются доказательством вины.

— А что вы подразумевали, говоря о том, что ответы на вопросы по делу Эндрю нужно искать на Печерских холмах?

— Я имел в виду, что прибыль от контрабандных потоков (а речь миллиардах гривен) идет на Печерские холмы. Там находятся люди, которые «собирают урожай». Но кто это, я не знаю. Хотя, конечно, хотел бы выяснить.

— Ходят слухи, что генерал Науменко близок к генералу Геннадию Москалю (напомним, что до назначения губернатором Закарпатской области он возглавлял Луганскую военно-гражданскую областную администрацию). А тот, в свою очередь, якобы давно дружен с экс-министром Внутренних дел, главой фракции БПП в парламенте Юрием Луценко…

— Об этом я ничего не знаю. Но во время одной из поездок в Киев я встречался с главой СБУ Грицаком. А когда вышел на улицу из здания СБУ, случайно столкнулся с Геннадием Москалем и Юрием Луценко. К моему величайшему удивлению, они оба стали убеждать меня в том, как мне повезло иметь такого начальника милиции, как генерал Науменко…

— Как известно, по подозрению в убийстве Андрея Галущенко задержаны бойцы разведки 92-й бригады Змей и Крым. Называл ли Эндрю в разговоре с вами имена рядовых контрабандистов?

— Речь идет о преступной группировке, в которую входят некоторые бойцы 92-й бригады, бойцы батальона «Айдар» и лица, находящиеся на территории АТО, но нигде не оформленные. Кроме того — сепаратисты из незаконной ЛНР. Мы все взрослые люди и понимаем: для поддержания контрабандного канала нужно иметь своих людей с двух сторон. Кстати, по моей информации, некоторые бойцы 92-й бригады не раз ходили «на ту сторону». И совсем не ради подвигов. Впрочем, я совсем не хочу очернить всю 92-ю бригаду. В ней служит много прекрасных и преданных Родине людей. Но, к сожалению, есть и те, кого интересует только свой карман.

— Я слышала также о том, что к убийству Эндрю могут быть причастны бойцы батальона «Киев-2». Верна ли эта версия?

— У меня такой информации нет. По моим данным, люди из «Киева-2»  к делу Эндрю отношения не имеют. Но, скорее всего, они замешаны в преступлениях, связанных с контрабандой. Около недели тому назад были задержаны парни из «Киева-2», которые пытались провезти на ту сторону машину с сигаретами. Насколько мне известно, среди них есть лица, которых подозревают в расстреле сотрудника СБУ под Волновахой. Командир «Киева-2» Богдан Войцеховский временно отстранен от занимаемой должности, в интересах следствия.

— А известны ли вам имена или позывные тех людей, которые контролируют потоки контрабанды с вражеской стороны?

— Я слышал позывной — «Багги». Это один из командиров сепаратистов в ЛНР.

— Недавно журналист Алексей Бобровников обнародовал непроверенную информацию своего источника, согласно которой бойцы 92-й бригады лишь помогли убийцам Эндрю в совершении преступления. В частности, передали им мины МОН, на которых и подорвался джип Андрея Галущенко. Как вы думаете, это может быть правдой?

— Не исключено. По моим данным, к организации и исполнению убийства Андрея Галущенко действительно причастна смешанная группа.

— Как вы думаете, существует ли связь между убийством Андрея Галущенко и гибелью заместителя комбата одного из батальонов 80-й бригады капитана Владимира Кияна (позывной «Тайфун»)?

— Думаю, что существует с вероятностью 80 процентов. Эндрю и Тайфун общались и выполняли схожие задачи. Насколько мне известно, у Тайфуна была своя версия убийства Андрея Галущенко. Есть информация о том, что в день гибели он собирался ее проверить «на той стороне». Впрочем, точку в деле Тайфуна должна поставить повторная судебно-медицинская экспертиза. После первой осталось много вопросов. Поэтому была назначена еще одна.

— Защитники задержанных по подозрению в расправе над Эндрю бойцов 92-й отдельной механизированной бригады Александра Свидро (позывной «Змей») и Павла Долженко (позывной «Крым») заявляют, что у следствия нет доказательств их виновности. Что вы об этом скажете? Как вы оцениваете работу следствия?

— Я полностью удовлетворен работой следствия с точки зрения знания того, что случилось с Андреем Галущенко. Но, к величайшему сожалению, дело Эндрю, словно лакмусовая бумажка, демонстрирует ущербность государственной правоохранительной системы в тех случаях, когда возникает дилемма между знать и иметь доказательства. В этом и заключается колоссальная проблема. В большинстве случаев люди, владеющие информацией по делу, не готовы давать ее под протокол. Они боятся. Не верят в то, что правоохранители смогут защитить их от мести преступников. Кроме того, часто-густо информация добывается таким путем, что не может быть приобщена к материалам дела. В результате причастные к данному преступлению мерзавцы находятся на свободе.

— Недавно неподалеку от Счастья было совершенно нападение на еще одну мобильную группу по борьбе с контрабандой. После этого вы заявили, что это нападение может быть связано с делом Эндрю. Что вы имели в виду?

— Я не знаю деталей этого преступления, поскольку уже не занимаюсь координацией деятельности мобильных групп. Но поскольку это преступление снова произошло на территории, которую контролирует 92-я бригада, могу предположить, что группировка контрабандистов в очередной раз подала сигнал: чужие здесь не ходят! 

— Преступная группа, о которой идет речь, контролирует контрабандный канал только в Луганской области или по всей территории АТО?

— Исключительно на территории, которая находится под контролем 92-й бригады.

— Интересный момент. Довольно часто контрабанда идет в поездах вместе с товарами, которые поставляются с той стороны на подконтрольную нам территорию вполне легально…

— Да. Торговля с той стороной сейчас превратилась в прекрасно организованный и очень доходный бизнес. И я вполне отдаю себе отчет в том, что без разрешений, которые выдаются в Киеве, она существовать не может. Кто непосредственно этим занимается, я не знаю. Но через неделю-другую собираюсь поехать в столицу и постараюсь найти ответ на этот вопрос. Кроме того, я хочу прояснить еще несколько моментов. Например, почему часть контрабандного товара легализуется при помощи железной дороги? Есть ли необходимость в том, чтобы вагонами отправлять на ту сторону электротовары и лес? Так что работы предстоит немало.

 

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости