На рынке украинского телевещания скандал. Зураб Аласания, гендир Нацтелекомпании Украины (НТКУ) подал в отставку. Последние два с половиной года он занимался преобразованием Нацкомпании в Общественное телевидение, а последние полгода готовился к Евровидению-2017, что стало большим вызовом амбиций не только для него лично, но и для государства. В первом эксклюзивном интервью после отставки Аласания рассказал "Стране" о причинах ухода, и взаимоотношениях со властью. 

— Одной из причин своего ухода с поста гендиректора НТКУ вы назвали "невозможность использовать бюджет Евровидения из-за ограничений в существующих законах и кодексах (Налоговом и Бюджетном)". Объясните, о каких конкретно ограничениях идет речь?

— Ограничения случаются на каждом шагу НТКУ, каждый день, на протяжении уже почти трех месяцев. Даже не знаю, с каких примеров начать — пласт слишком большой. По каждому пункту расходов у нас бои в Кабмине. Ну вот, самые крупные мазки: мы не можем тратить деньги на зарплаты. Никакие, никому. Мы не можем нанимать людей.

– Людей для чего? Для подготовки к проведению Евровидения?

— Нет, Евровидение — одна из проблем. Эта проблема всегда была с НТКУ у власти, всегда решалась с трудом. А Евровидение усугубило все эти проблемы. Как можно без людей делать Евровидение? Там должны работать 90% людей вне НТКУ, на аутсорсинге. А мы не можем их нанимать. Я даже не говорю об уровне зарплат иностранцев, экспатов, которые в том числе должны это делать, и которых нам нужно было привлекать к работе. Их зарплаты в разы, на порядок выше! А мы никак не можем тратить бюджетные деньги. Таких проблем у нас очень много. Мы и купить ничего не можем — нельзя и все тут.

Мы не можем продавать билеты! Никто даже не представляет себе, какие на бюджетные организации действуют ограничения. Еще пример: я не могу купить телефон и поехать в командировку. Не могу и все. Не имею права. Я тем самым нарушу закон.

— И все же в чем истинная причина вашего ухода: в законодательных ограничениях на использование бюджетных средств или в недостаточной гибкости?

— Нет, причина в том, что не существует механизмов использования финансирования Евровидения, и в том, что бюджет Евровидения запечатан в бюджет НТКУ следующего года. А это катастрофа для идеи общественного вещателя.

— Как вы считаете, кто может стать новым гендиректором НТКУ?

— Меня это мало интересует. И я не могу это знать, я же сказал, у меня нет с властью контактов. Я даже предположить не могу, кого они назначат. Первым шагом для назначения нового гендиректора будет распоряжение Госкомтелерадио, а вторым шагом – утверждение кандидатуры Кабмином.

— Есть версия, что ваш уход связан с конфликтом с АП на почве расследовательской программой "Схемы", которая выходила на "UA:Перший", и авторы которой часто критиковали деятельность президента. Насколько это так?

— Все это время, пока у нас выходили три программы—расследования "Схеми", "Слідство.Інфо" и "Наші гроші". Все они оказали огромное влияние на взаимоотношения мои и канала с властью. И, как я считаю, очень правильное влияние: они обрезали все наши контакты. Так что косвенно — безусловно, выход этих расследовательских программ повлиял на мой уход. Но не прямо.

— По нашей информации, когда на вашем канале вышел сюжет-расследование по офшорным компаниям президента Украины Петра Порошенко, в Администрации президента на это отреагировали очень жестко и лично вас за это очень критиковали. Так ли это? 

— Это было достаточно давно. Это расследование вышло в программе "Слідство.Інфо". Претензии со стороны АП ко всем трем программам есть, но это претензии журналистского характера и журналистского уровня. Однако они (журналисты, работающие над тремя расследовательскими программами – прим.ред.) не работают у меня на канале. Я не могу руководить этими программами и вмешиваться в их редакционную политику. Они делали, как они умеют. 

— В своем заявлении вы указали, что на ваше место должен прийти кто-то "более гибкий". Вы не гибкий?

— Я не гибкий, к сожалению. Такое время, переходной период. Надо уметь с властью договариваться. У меня нет с ними контактов, у нас в властью только ругань. Им не за что к нам хорошо относиться, потому что 2,5 года мы, государственная компания (внимание — важные слова!) не подпускали сюда власть. Власть это знает, и она на нас сердится, она на нас зла. Я ее понимаю. Но все это – отсутствие контакта, гибкости, компромиссов. И означает плохое отношение власти в компании, и соответственно, плохое положение компании.

— Тем не менее, вы проработали тут 2,5 года. 

— Сколько мог выдержал. Больше не могу.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости