Организатор акции Алена Ляшева говорит, идея с тортом возникла спонтанно. Выбрали самый дешевый, который был в магазине

Алёна Ляшева, участница платформы "Старт" ГО "Соціальний рух", аспирантка Университета Милана-Бикокка и один организаторов студенческой акции протеста, на которой в замминистра финансов бросили торт, рассказала в интервью "Стране" о том как пришла идея проведения акции, какие цели она преследует и что это был за торт, которым бросили в замминистра на пресс-конференции 30 августа.

- Как возникла идея провести такую акцию протеста и бросить в замминистра торт?

- На самом деле, это получилось абсолютно спонтанно. Сначала нас было семеро, мы решили сделать небольшую провокацию, но сами не ожидали, что это вызовет такой резонанс. Все мы являемся членами платформы "Старт" внутри НГО "Соціальний рух". В сам "Соціальний рух" я не вхожу. Так что акцию мы проводили автономно. Мы создали свою платформу, в основном, из-за того, что не все люди в НГО согласны с нашей антивоенной позицией. Накануне мы с ребятами из "Старта" встретились, говорили о политике. Один из нас, студент, жаловался, что не знает, как ему выживать в этом общежитии, в котором обваливаются стены. Потому что родители не могут ему присылать деньги, и если у него заберут еще и стипендию, он не знает, как выживать. Это был такой крик злости и отчаяния. У нас возникло желание что-то изменить. Еще мы пригласили студентов-активистов из студенческого профсоюза "Пряма дія" поучаствовать в этом деле с нами. Причем это произошло меньше чем за сутки до пресс-конференции. В итоге нас было около 10 человек.

- Кто финансировал вашу акцию протеста? Сразу же пошли слухи, что вам за это заплатил лично Путин.

- Это закономерно, что возникают такие обвинения, потому что у нашей власти сейчас принято интерпретировать все, что ей не нравится, по банальному шаблону – как что-то пророссийское. На самом деле, наша позиция очень далека от поддержки России. Мы обычные украинцы, которые страдают от реформ, которые происходят в этой стране. Это то, что нас волнует. На самом деле, нас никто не финансирует. Мы сами на свои деньги купили краски, которые потом не использовали, красный скотч и торт.

- Кстати, чья это была идея – бросить в замминистра тортом? И что это был за торт?

- Один парень купил торт, самый дешевый, который был в магазине. Стоил 54 грн, по акции. Черничный торт. Но решение с тортом на самом деле было спонтанным, идея появилась буквально утром перед акцией. Мы сами не ожидали, что все так классно получится. Даже не были уверены, что торт удастся пронести. Плакат мы спрятали очень хорошо – я пронесла его под платьем.

Замминистра финансов Сергея Марченко забросали сладким

- Почему вы выбрали именно такой слоган: "Деньги не на войну, а студентам"? Кто его придумал?

- Потому что мы следим за тем, что говорит МОН и Минфин. Вчера на конференции, еще до того, как мы ее сорвали, даже со стороны спикеров звучали тезисы о том, что нужно финансировать армию, а образование – не так важно сейчас. Этот тезис часто приводят как аргумент и не только в пользу отмены стипендий – войной сейчас оправдывается все. Те же наезды на ЛГБТ-прайд так объясняли. Сегодня любое антивластное действие дискредитируется за счет того, что в стране война. Да, в стране война, и эту проблему надо решать, но есть еще и другие проблемы, образование – одна из них.

- Чего вы хотели добиться своей акцией протеста?

- Мы хотели обратить внимание на проблему с отменой стипендий, и в то же время, на то, что отмена стипендий на самом деле не связана с тем, что в стране нет денег – просто эти деньги идут не туда. Идут в офшоры наших олигархов, в том числе нашего президента, идут на выплату внешнего госдолга, и на войну, которая тоже кому-то выгодна. Потому что если бы она была не выгодна, она бы так долго не продолжалась, и Минские договоренности выполнялись бы.

- Вы хотите сохранить статус-кво, чтобы у всех студентов-бюджетников была стипендия?

- Как минимум – да, но мы все прекрасно понимаем, что украинское образование находится в ужасном состоянии. Мне как сотруднику сферы образования это очень видно. Нужны реформы, но вопрос в том, какие.

- Это ваша первая подобная акция протеста?

- Когда я училась в КНУ им. Т.Шевченко, я состояла в профсоюзе и проводила много акций, но на локальном уровне. Помню, была акция в Киево-Могилянке, когда туда приезжала Фарион с какими-то безумными крайне-правыми идеями, это было еще до Майдана – мы пытались срывать ее лекцию. Проводили много разных протестов, и так как это студенческие штуки, все было что-то креативное, даже театральное.

- Вы собираетесь идти дальше, собирать студенческий Майдан, чтобы добиться своего?

- Скажем так, главной своей цели мы добились – привлекли внимание к вопросу отмены стипендий. Создавать какую-то организацию или созывать масштабный протест – не знаю. Возможно, это должен делать уже кто-то другой. Я сторонница того, что политические инициативы должны исходить не от конкретных индивидов, чиновников, а от социальных движений, демократической дискуссии внутри гражданского общества. Было бы конечно круто, если бы студенты массово выступили против отмены стипендий. Но не люди, которые имеют какой-то интерес в этом деле. Мы пока только планируем провести публичную дискуссию об альтернативах той реформе, которую хотят внедрить сейчас, о том, кто наиболее пострадает от отмены стипендий. Мы сейчас ищем помещение (хотели провести в каком-то университете, но нас все боятся) и спикеров. А дальше посмотрим. Если кто-то подхватит эту инициативу – круто.

- Руководство вузов вашу инициативу поддерживает?

- Я думаю нет. Я, на самом деле, очень переживаю за ребят-студентов, которые в этой акции участвовали, чтобы у них не было проблем с администрацией их вузов. Потому что когда я сама была активисткой студенческих организаций, у нас были проблемы – к проректору вызывали.

– Не кажется ли вам, что подобные акции, как и антивоенные лозунги, могут раскачать ситуацию в обществе, оскорбить военных и подвергнуть сомнению важность обеспечения безопасности для Украины, что в условиях войны опасно?

– Слоган "деньги не на войну, а на образование" продумывался и был одним из основных посылов. Мы не отказываемся от своих слов и не считаем, что он был ошибкой. Мы ожидали такой реакции. То, что какие-то "правые" журналисты и активисты пишут о нас в Фейсбуке всякие гадости – это закономерно. Хотя, конечно, это немного пугает – мне сейчас особо не хочется появляться в публичных местах. Мне кажется, людям, которые пишут о нас гадости в Фейсбуке, выгодно поднимать эту военную истерию. Но я думаю, что в Украине появляется все больше людей, которые понимают, что войну нужно прекращать. Мы обращаемся как раз к этим критически настроенным людям, как в Украине, так и в России. И мы не считаем, что раскачиваем лодку, как сейчас принято говорить.

– Из-за вашего лозунга  – "деньги не на войну, а на образование" – вас обвиняют в отсутствии патриотизма, эгоизме, ставят в пример студентов, погибших под Крутами 100 лет назад, которым было не до стипендий во время войны. Как вы оцениваете эти обвинения?

– Да, мы понимаем это, и это тоже закономерно. Люди, которые так пишут, поддерживают войну. Мы войну не поддерживаем. И не поддерживаем ту элиту, которая эту войну провоцирует и зарабатывает на ней, в том числе наш президент. Никто не говорит, что армия должна остаться без одежды и без оружия. Наш главный посыл был в том, что все проблемы надо решить мирным способом, но этого не происходит. Да, мы не ожидали такой огромной негативной реакции на эти антивоенные лозунги. Но то, что так получилось – в принципе, неплохо. Мы надеемся достучаться до тех, кому эта война тоже не нравится. 

 

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости