Еще в начале года ход событий в Украине казался предопределенным. Все шло к тому, что Петр Порошенко поставит под свой контроль правительство – либо через смену премьера, либо через наполнение Кабмина своими людьми, с превращением Арсения Яценюка в номинальную фигуру. Таким образом, впервые со времен Януковича, президент сконцентрировал бы всю полноту власти. Однако, вышло все не так, как планировалось.

Первым серьезным сбоем в программе была странная история с провалом отставки правительства 16 февраля. По слухам, президент долго колебался между двумя обозначенными выше вариантами (отправить Яценюка в отставку, либо приставить к нему смотрящих). В итоге, выбрал первый вариант, однако добро от Запада на это не получил. После чего начал совершать хаотические движения – то пытался сорвать уже намеченное голосование, то торговался с премьером, то угрожал ему отставкой. Эти метания дезориентировали даже фракцию БПП и вотум недоверия был провален.

Имиджу президента был нанесен серьезный урон. И он решил взять реванш, начав давить на Арсения Яценюка, чтоб тот добровольно освободил место для Владимира Гройсмана – человека Порошенко. Переговоры шли тяжело из-за нежелания премьера покидать свой пост. Но президент продолжал свой напор и, возможно, добился бы своих целей. Но тут буквально подряд произошло сразу несколько событий, которые полностью перевернули повестку дня.  

Первое – это визит Порошенко в США. Второе – это офшоргейт и засветка в нем президента. Третье – референдум в Нидерландах.

Все три события составили единую цепочку, которая привела к достаточно серьезным изменениям всего политического ландшафта страны.

Визит в США

Как уже писала «Страна», у Петра Порошенко во время визита за океан состоялась очень тяжелая встреча с вице-президентом Джо Байденом, в ходе которой украинского президента предупредили о крайнем разочаровании в политике украинской власти, а также о необходимости выполнения минских соглашений.

Помимо этого, по данным «Страны» затрагивались и вопросы формирования коалиции и нового правительства. Причем американские собеседники выражали, мягко говоря, сомнения в способности Петра Порошенко восстановить управляемость парламентом и сформировать новый Кабмин, на что президент, как говорят наши источники, пообещал управиться с этим делом до 12 апреля.

К слову, как писала «Страна», на Банковой на этой неделе назвали дату 12 апреля как срок формирование новой коалиции, правительства и избрания нового премьера.

Также Петру Порошенко американцы настоятельно рекомендовали максимально ускорить решение вопроса с реализацией минских соглашений (выборы, особый статус, децентрализация в Конституции). Причем в Вашингтоне все чаще говорят, что конфликт на Донбассе было бы правильно разрешить аналогично Дейтонским соглашениям 1995 года о мире в Боснии и Герцеговине. Напомним, эти соглашения предусматривали создание в Боснии отдельного автономного образования боснийских сербов – Республики Сербской с очень широкими полномочиями. Причем переговоры там тоже шли очень туго. Участников со всех сторон пришлось закрыть на военной базе до тех пор, пока они не договорились. На какой (и, главное, чьей) военной базе нужно закрыть минскую контактную группу, чтоб она пришла к общему знаменателю по Донбассу – вопрос открытый.

В целом, наши источники в экспертных кругах, близких к Белому дому, констатируют крайнюю степень разочарования со стороны Вашингтона во всем украинском правящем политическом классе, который считают насквозь коррумпированным. Поэтому и есть желание максимально от него дистанцироваться, до тех пор, пока в Киеве не появится некая история, которая может быть успешной и с которой в США будут готовы ассоциироваться.

Ну это в будущем. А пока за океаном все более настойчиво пытаются передать бремя ответственности за Украину на Евросоюз. Но о ЕС чуть ниже.

Офшоргейт

Как по расписанию, сразу после тяжелого визита в США на Порошенко обрушилась новая беда в виде его засветки во всемирном скандале с офшорными бумагами из Панамы, которые лишь усилили все те, мягко говоря, сомнения, которые уже были у западных партнеров в отношении украинского президента.

Тем более, что реакция Петра Алексеевича на скандал была весьма сумбурной. Сначала юристы президента рассказали всему миру о том, что президент ничего сверхъестественного и противозаконного не совершал, а просто перевел свои украинские активы на офшорные компании для последующей их продаже, как он и обещал после вступления в должность президента.

Однако, внимательные люди тут же сделали замечания, что данная схема означает признание в намерении уклониться от уплаты налогов в Украине в случае возможной продажи предприятий. Да, действительно, в этой схеме формально нет ничего противозаконного. Но к президенту возникает сразу же морально-этический и политический вопрос. Как он может требовать от других граждан уплаты налогов в украинский бюджет, если сам, уже будучи главой государства, использует механизмы оптимизации налогообложения? Насколько вообще этично построить схему для неуплаты в украинский бюджет налога с доходов от продажи активов? В бюджет, в котором нет, как говорят власти, денег для индексации соцвыплат?

После вала таких вопросов, президент и его советники тут же поменяли концепцию и заявили, что переводили активы в офшоры для того, чтобы затем передать их в «слепой траст» международной управляющей компании. Более того, сама управляющая компания – инвестиционный фонд «Ротшильд траст», подтвердил, что «Рошен» у него находится в «слепом трасте» еще с января 2016 года.

Но и тут возникло много новых вопросов. Передать активы в управление - это совсем не то, что продать. Даже если Порошенко будет действительно "слеп" и не будет никак влиять на управление своими предприятиями (во что верится с трудом), то все равно от этого его заводы и пароходы не перестанут быть собственностью президента, к управлению которой Петр Алексеевич вернется по окончанию своей каденции. А значит, пока он у руля государства, есть прямой стимул содействовать увеличению капитализации и прибыльности своих активов, используя, в том числе и служебное положение. 

В общем и целом, развитие офшорного скандала пока идет по негативному для президента сценарию. Он же активно обсуждается на страницах западной прессы и в экспертном сообществе.

А внутри Украины скандал усложнил и без того тяжелые переговоры о создании коалиции. Формально, более 226 голосов в ней уже есть даже в двух фракциях – БПП и Народный фронт, которые пополнят внефракционные депутаты. Однако, это все равно неустойчивое большинство. Переговоры же о присоединении к новому большинству Тимошенко и Радикальной партии Олега Ляшко после офшоргейта зашли в тупик. «Батькивщина» объявила о переходе в оппозицию, а Ляшко даже потребовал импичмента Порошенко.

Но это не главная проблема. В конце концов, коалицию можно создать и из 230 человек, а затем добирать голоса из парламентского «болота» под каждый конкретный законопроект. Главная проблема в том, что Яценюк после офшоргейта еще меньше понимает - почему ему нужно уступать свой пост Гройсману? Именно это является сейчас главным препятствием для склеивания коалиции и правительства. И далеко не факт, что все вопросы решат и согласуют до 12 апреля. Может быть дело затянется очень надолго. Вплоть до перевыборов парламента.  

Голландский котел

О том, что результаты референдума в Нидерландах по Соглашению об ассоциации с ЕС будут негативными, было понятно еще задолго до самого дня голосования. А после офшоргейта эта уверенность только укрепилась.

Но, тем не менее, более 60% голосов против Соглашения стали для многих в Украине шоком. Хотя, по сути, это было всего лишь возвращение из мира иллюзий в реальный мир. В мир реальной Европы, которой особо нет дела до Украины и ее евроустремлений, которая боится мигрантов, боится включения в ЕС новых бедных стран, и которая хочет зарабатывать деньги на торговле с Россией.

Безусловно, все вышесказанное в большей степени касается европейских обывателей, но и европейские элиты сейчас уже далеко не столь стойки в своих проукраинских настроениях как еще два года назад. В ЕС разочарование украинской властью по основным позициям повестки дня (реформы, борьба с коррупцией, выполнение минских соглашений) не меньшее, а, возможно, и большее, чем в США. И хотя руководство Евросоюза и крупнейшие страны уже высказались в том духе, что референдум не повлияет на реальную работу по Соглашению об ассоциации (оно будет функционировать в некоем «временном режиме»), безусловно, результаты голосования добавит аргументы тем, кто считает, что с Украиной нужно быть жестче, а с Россией, наоборот, мягче.

Выводы

Все три события, наложившись друг на друга, уже привели к усложнению отношений с западными партнерами и ослабило позиции президента внутри страны.

Но это только начало процесса. Поговорив, с информированными источниками в руководстве Украины, а также в экспертной среде США, ЕС и России, «Страна» составила свой прогноз развития событий на ближайшее будущее.

1. Вероятность реализации плана президента по смене Яценюка на Гройсмана, с формированием новой коалиции и правительства, колеблется в районе 10%. Не более. 90% вероятности того, что этот план рухнет. И либо вообще никаких перемен не будет (правительство Яценюка останется функционировать при отсутствии реального большинства в Раде), либо будет создана новая коалиция и правительство, но премьером останется Яценюк.

2. Вариант с сохранением статус-кво (Кабмин Яценюка при отсутствии коалиции) дает право президенту на роспуск парламента. Порошенко угрожает этим правом воспользоваться, но, по данным «Страны», президент в реальности не хочет выборов по двум причинам. Первое – из-за падения рейтингов. Второе – из-за негативной позиции Запада. По первоначальному плану, на Банковой рассматривали возможность провести выборы в конце года, после того, как в сентябре парламент отправит в отставку Яценюка (если тот, конечно, сам не согласится уйти раньше со своего поста добровольно). Но последние события могут внести корректировки. Падение как популярности, так и влиятельности президента из-за постоянных скандалов и провала со сменой премьера угрожают превратить его в «хромую утку» еще задолго до очередных выборов со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поэтому, в случае срыва плана по назначению премьером Гройсмана, Банковая может сыграть на опережение и инициировать выборы. Ключевым моментом здесь будет являться договоренность АП с Саакашвили о том, что большинство в проходной части его списка составят люди, условно говоря, «от Кононенко». Если такая договоренность будет достигнута (а о том, что вероятность такая есть говорит, в частности красноречивое молчание Саакашвили по поводу офшоргейта) президент может пойти на выборы двумя-тремя колоннами с перспективой получения контроля над значительной частью Рады. Но это пока планы, которые жизнь может поменять. Что касается Запада, то, по данным источников «Страны», на фоне всего происходящего в Украине и вокруг нее, он может в конце концов согласится с досрочными выборами как конституционной формой выхода из политического кризиса.

3. С реализацией минских соглашений ситуация близка к тупику. Главных проблем здесь две. Первая – нежелание большей части украинской власти идти на реинтеграцию в Украину Донбасса с особым статусом и своими собственными вооруженными подразделениями «народной милиции». Вторая – нежелание Москвы поменять руководство непризнанных территорий на фигуры более договороспособные для Запада и Киева (так называемый план "Бойко-Ахметова" и план по «воссоединению Донбасса»). Это, повторимся, две главные проблемы, помимо более частных, но важных, вопросов о механике проведения выборов, о переходе контроля над границей, о тяжелом вооружении для «народной милиции» (Москва и сепаратисты хотят его оставить, Киев категорически против), каковы будут границы территорий с «особым статусом» и прочего. Пока внятных перспектив здесь не видно. Разве что, действительно, как в Дейтоне, всех закроют на военной базе и не отпустят пока не примут решение.

4. Ситуация с референдумом в Нидерландах, невыполнением Минских соглашений и общей нарастающей усталостью от Украины повышает вероятность отмены санкций против России. По данным источника в экспертных кругах, близких к Госдепартаменту США, в Белом доме опасаются, что ЕС может снять санкции уже в июне. «Италия почти в открытую за это выступает, так же, как и глава МИД Германии Вальтер Штайнмайер. Ситуацию можем не удержать», - говорит источник.

5. Все вышеперечисленное может способствовать серьезному слому тренда в украинской политике. Дополнительные козыри получают политические силы, которые говорят, что Украине нужно надеяться на собственные силы, меньше полагаться на кредиты Запада, проводить суверенную политику, пересмотреть соглашения с МВФ, установить ровные отношения со всеми соседями, включая Россию, прийти, в конце концов к стратегическому компромиссу по поводу установления мира на Донбассе. С учетом вероятных досрочных выборов в Раду, этот слом тренда может привести к кардинальному изменению курса развития Украины.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости