Игорь Черезов (крайний справа) и Юрий Грабовский (по центру)
Игорь Черезов (крайний справа) и Юрий Грабовский (по центру), Facebook Игоря Черезова

С сегодняшнего дня в деле убийства адвоката ГРУшников новый участник - адвокат Игорь Черезов, его коллега и приятель будет представлять интересы сестры Юрия Грабовского в уголовном деле. Напомним, адвоката начали разыскивать после того, как он не явился в суд на слушание дела ГРУшников Александрова и Ерофеева, а на прошлой неделе полиция нашла тело - по показаниям подозреваемых, которые похитили и убили адвоката. Мы задали несколько вопросов новому адвокату в деле – о запутанной и загадочной истории Грабовского.

- Сейчас на опознании в морге находится тело, которое может принадлежать Грабовскому. Это - Грабовский?

- Не знаю, я тело не видел. Его должны опознать помощники Оксаны Соколовской, партнера Грабовского по делу. Насколько мне известно, тело находится в плохом состоянии, из-за этого затягивается процедура опознания. Скорее всего, необходимо будет провести дополнительную экспертизу. По информации, которая есть у меня, лицо тела искажено, возможно, обожжено.

- А разве опознанием могут заниматься помощники партнера Грабовского?

- Теоретически опознанием может заниматься кто угодно. Сестра Грабовского уехала из Украины 20 лет назад, и смысл вызывать ее на опознание, если они давно не виделись? Виделись они ненадолго, полгода назад, на похоронах у матери. Тело скорее опознает человек, который с ним общался каждый день. Отец умер в 2004-ому году, мама - полгода назад. Юра жил в квартире мамы. Другие люди, которые с ним имели какие-то отношения, пока не проявились. Появились лишь те, кого Юра реально не принимал раньше, но которые сейчас активно записывают себя к его друзьям.

- А как Грабовский попал в дело ГРУшников?

- Барабан (автоматическая система поиска адвокатов – прим. ред.), на основании системы бесплатной правовой помощи, как и Соколовская, кстати.

- Давайте немного пройдемся по делу исчезновения Грабовского. Что это была за поездка в Одессу, куда отправился адвокат?

- Юра просто собирался на один одесский семинар. Он же кроме прочего еще работал зампредом Высшей квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры. Он часто куда-то ездил, встречался с огромным количеством адвокатов. Мог даже не говорить, что куда-то поедет. Тем более, что назначили его относительно недавно, прошлым летом, и работа в комиссии для него – новое направление деятельности. Грабовскому предстояло встречаться с большим количеством людей, поэтому его поездка в Одессу неудивительна.

- Как вы оцениваете фото в соцсети «Вечер удался», которое появилась на странице Грабовского, после того, как он приехал в Одессу?

- К сожалению, видео СБУ подтвердило версию, которую адвокаты высказывали с самого начала поиска Юры. Версию о том, что Грабовский, позируя для фото, находился в неволе. В частности, на нее обращал внимание адвокат Владимир Пасечник – из Одессы. Кроме того, исследуя фото, мы выяснили, что оно сделано на телефон Motorola с разрешением 0,5 мегапикселя. У Юры - Iphone 6. Да и по фотографии видно, что вечер не особо-то и удался. Пиджак он надел на майку - черти что.

- Грабовский не носил пиджак на майку?

- Не его стиль. Юра следил за своим внешним видом, одевался опрятно, независимо от того, на какое мероприятие он собирается. Юра это – человек на кабриолете, в белом пиджаке летом, но точно не в майке под пиджак. Если сейчас среди его вещей будет обнаружен свитер, я точно сильно удивлюсь. Три недели назад у него пропал свитер, вместе с пистолетами, он тогда еще сильно этому удивлялся.

- Для чего кому-то понадобился свитер - объясните?

- Возможно, для экспертизы ДНК? Опять же не хочу забегать наперед, пока ребята не опознали его тело. Но странные вещи начали происходить вокруг этой истории. В ней сильно нарушена хронология событий и очень странно не совпадают некоторые эпизоды.

- Например?

- Например, мы установили, что в одесскую больницу доставили человека без документов. Человек представился Грабовским. На следующий день этого человека увозят из больницы. Теоретически это ложится в версию Анатолия Матиоса (главный военный прокурор. – прим. ред) о том, что один из задержанных пользовался поддельным удостоверением сотрудника СБУ. И опять же ложится в версию Матиоса о том, что он не по своей воле был доставлен в Киев под действием какого-то наркотика. Дальше вообще нифига не понятно. И есть еще одно несовпадение со словами Матиоса, после чего мы сразу отмели версию с его пересечением границы – легальным или нелегальным путем. И не поверили фотографиям из Египта. 

- Верите ли вы в версию о том, что пропажа Грабовского была выгодна украинским спецслужбам?

- Не сильно верю. Дело-то по ГРУшникам уже заканчивалось. Я говорю о судебных процедурах. Там на самом деле не так много осталось работы. Допрос эксперта и все. Большинство доказательств, включая широко освещенный в прессе Юрин ход с черепом, который он показал в суде, уже поданы в дело. Мы понимаем, что позиции адвокатов не всегда влияют на объективное решение судей. Есть много примеров резонансных дел, где поданные адвокатами доказательства вообще не принимаются во внимание судом. Поэтому я бы не говорил о том, что принципиальная позиция Юры в этом деле как-то  бы повлияла на результаты этого процесса.

Адвокат Юрий Грабовский, фото: соцсети.

- Выходит, вы исключаете версию, что возможное убийство Грабовского могло произойти на бытовой почве?

- Видео, которое обнародовало следствие, фактически исключает возможность говорить о каких либо других мотивах преступления, кроме как связанных с профессиональной деятельностью. Возможно, преступники преследовали две цели. Первая – попытка запугать, чтобы выдавить Юру из ГРУшников. И второе – ограбление. Исходя из видео, преступники четко знали, кто такой Юрий Грабовский и каким делом он занимается. Их цели четко понятны из вопросов Грабовскому, которые слышны за кадром. А далее возможно произошел эксцесс исполнителя. Люди вышли за рамки поручения запугать и начали действовать по собственному сценарию, что и привело к трагическим последствиям.

 Видео: Youtube / Генеральна прокуратура України

- Насколько велика роль политики в этом деле, с вашей точки зрения?

- Думаю, она есть в любом случае, потому что сейчас пытаются это дело заполитизировать, но говорить о том, что это – русские, либо украинские спецслужбы, я не готов по одной простой причине. Я пользуюсь только той информацией, которую готов анализировать. Люди тащили Юру из Одессы в Киев, что достаточно рискованно само по себе. То, что он был в Киеве уже после поездки в Одессу подтверждается хотя бы тем, что его нашли под Киевом, а не под Одессой. За время дороги человек мог несколько раз убежать. Мог подать какой-то сигнал – куча всяких вариантов, как он мог поступить.

- По версии Матиоса, у него на ноге был браслет, который Грабовскому повесили на ногу с предупреждением, что он взорвется, если он вздумает бежать.

-  В любом случае, человек, находящийся в таком состоянии, должен был понимать, что его вряд ли отпустят. Даже если была имитация взрывного браслета, злоумышленники к этому явно готовились. Дальнейший якобы полет в тот же самый Египет говорит о том, что задержанные все очень хорошо продумывали, но как-то недодумали, что подтверждает возможный эксцесс исполнителя.

- Насколько правильно, что этим делом в дальнейшем будет заниматься военная прокуратура?

- В теории – нет. Тут есть что-то вроде конфликта интересов, но чья это подследственность решит генпрокурор. Как по мне, есть некий конфликт интересов. 

- Как вся эта история с возможным убийством адвоката ГРУшников повлияет на процесс обмена украинской летчицы Надежда Савченко?

- Никак. Возможный обмен - чисто политические договоренности – не более того. Савченко поедет отбывать наказания в том случае, если не будет подана апелляция, либо же если она будет обменяна на кого-то из ГРУушников. Для того, чтобы их на кого-то обменять, они здесь должны быть осуждены. То есть мы должны пройти как минимум несколько судебных стадий – первая  инстанция и апелляция. Мы помним, что после первой инстанции и апелляции решение не вступает в силу. Тогда это решение будет политическим, а не юридически - в любом случае. Если же говорить о юриспруденции, тогда выходит, что судебный процесс на обмен никак не влияет.

- Грабовскому угрожали до этого? Жаловался ли он на угрозы, слежку?

- Жаловался. Дело в том, что его накануне даже в СБУ вызывали – на допрос. Причем как-то странно. Его зовут на допрос, а он не заручается поддержкой коллег, которые бы с ним пошли при любых обстоятельствах. То есть он не воспринял это всерьез, и о походе мы узнавали постфактум. Я спрашивал: «Юра, так а чего ты не сказал?». Он говорил – та, фигня, ниче серьёзного».

- Вы верите в то, что Грабовский может быть жив, а тело в морге принадлежит не ему?

- Я, и все его настоящие товарищи, очень на это надеются.