фото: Украинские новости

— Чтоб ты сдохла, курва! — кричала в адрес секретаря сельсовета бойкая старушка.

— Сепаратистка! В Московскую церковь ходит!

— Церковь может быть только Христовой! Не превращайте храм в вокзал!

— Скоро морды друг другу бить будут.

Такую картину, щедро приправленную потасовкой, я застала летом в селе Башуки в 50 километрах от Тернополя. Тогда вся Западная Украина была охвачена войной: сторонники Киевского патриархата при участии "Правого сектора" и других радикальных организаций пытались отобрать храмы у патриархата Московского. УПЦ КП, впрочем, говорила о "патриотической самоинициативе верующих", а УПЦ МП - о религиозном рейдерстве при попустительстве или прямой поддержке властей. 

С вещами не выйти   

Теперь война перекочевала в стены парламента. В Раде зарегистрированы два законопроекта на одну и ту же тему: первый (депутата от "Народного фронта" Виктора Еленского) узаконивает переход церквей из одной юрисдикции в другую по решению любых радетелей, которым захочется куда-то перейти. Второй (депутата от "Оппозиционного блока" Вадима Новинского) гласит, что выйти можно на все четыре стороны, но без имущества.

Против одного законопроекта выступает УПЦ МП, против второго — УПЦ КП.

— Мы считаем, что этот вопрос должен быть урегулирован законодательно, — говорит Евстратий Зоря, глава информационного управления Киевской патриахии. — Потому что по действующему законодательству религиозная община имеет право изменять свою юрисдикцию, но процедура, каким образом это происходит, не прописана. Из-за этого возникают все новые, и новые конфликты. Получается, что большая часть людей хочет выйти из Московского патриархата, а 10 или 20 человек хотят остаться. И возникает конфликт за право пользования храмом. Поэтому этот вопрос должен быть урегулирован на законодательном уровне. Как именно, это уже вопрос к законодателям. Но вариант Новинского нас не устраивает. Он внес законопроект, по которому, если вы не хотите быть в Московском патриархате, — вы можете выйти. Но имущество останется у УПЦ МП.

В УПЦ Московского патриархата видят ситуацию иначе.

— Поправка в закон, которая зарегистрирована в ВР, подразумевает, что решение о переподчинении религиозной организации и ее культового сооружения, будут принимать "люди, которые себя самоидентифицируют с этой религиозной организацией". То есть, кто угодно может собрать людей, которые себя "самоидентифицируют" с храмом, и перейти вместе со всем имуществом в другую юрисдикцию, — объясняет недовольство церкви глава Синодального информационного отдела УПЦ МП владыка Климент. — То есть, по сути, пытаются узаконить все то, что мы наблюдали весь прошлый год, когда решение о передаче здания церкви принималось не религиозной общиной, а сборами села, например. Хотя мы же понимаем, что не все жители села являются прихожанами церкви.

Причины затишья

Ни один из законопроектов пока не попал в зал. Оба еще только должны пройти согласование в комитете.

Тем временем, в Ровенской и Тернопольской областях война за храмы перекочевала с улиц в залы судов.

— Сейчас накал страстей немного поутих, — говорит владыка Климент. — Нет таких силовых захватов. Потому что был международный резонанс, уполномоченный по правам человека при ООН высказывался по поводу этой ситуации, миссия ОБСЕ неоднократно выезжала на места. Поэтому сейчас новых очагов не появляется, но продолжают тлеть конфликты в старых селах.

— 25 марта по нашему делу будет очередное заседание суда. Но на каждом заседании присутствуют представители "Правого сектора". И судья, мне кажется, боится. Дело то откладывается, то затягивается, — говорит священник УПЦ МП отец Василий (Горюк) из села Башуки Тернопольской области. Еще летом его храм перешел к сторонникам УПЦ КП.

Тогда люди на моих глазах пытались выяснить, кто из них в большинстве, и кому владеть ключами от храма.  

— В сентябре облсовет признал за ними право на храм, — продолжает отец Василий. — Мы поначалу служили на улице, а теперь перебрались в пустующий домик.

— Сейчас все дела в судах. В селе Птичья (в Ровенской области, где прихожане делили храм кулаками — Авт.) дежурят наши православные. Но службы там не ведут. Местный священник правит службы в гараже, а сторонники Киевского патриархата — в хате возле храма, — рассказал "Стране" игумен Герман, пресс-секретарь Ровенской епархии УПЦ МП. — Мы сейчас судимся, но вернуть себе храмы нам пока не удалось. В двух селах верующие построили себе новые здания церквей. В селе Ходосы после Пасхи уже будет освящение.

— Самый большой конфликт у нас по сути был в январе. Накануне православного собора в Женеве. И это было очень выгодно Московскому патриархату, особенно в Западной Украине, — настаивает руководитель пресс-службы Ровенской епархии УПЦ КП протоиерей Василий Рудницкий. — Надо было показать всему миру, как тут бандеровцы бьют Московский патриархат. А как только закончился православный собор, тут же все утихло.

— Дело в том, что в Украине уже много лет работает миссия ОБСЕ. Они мониторят конфликты, в том числе и на религиозной почве, - парирует владыка Климент. - В отчете в Женеве прозвучали факты того, что украинское правительство не делает всего необходимого, чтобы решить конфликт в законодательном русле. И что местные власти наоборот провоцируют эти конфликты, и способствуют разжиганию розни. После этого и Министерство иностранных дел зашевелилось, и другие представители власти. Пытались нас заставить не говорить об этих нарушениях. Но наша позиция такая: будет все по закону — и мы будем говорить, что у нас в стране лучше всех.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости