После того, как главный люстратор Украины Татьяна Козаченко ушла со своей должности Главы департамента Минюста по очищению власти, на это место временно назначили ее 23-летнюю помощницу Анну Калинчук. Увольнение Козаченко было проанонсировано еще месяц назад. Она поясняла, что процесс люстрации практически подошел к концу и 99% тех, кто подлежал люстрации, уже уволены. 

На самом деле, это не совсем так. По данным Минюста, за 2 года было люстрировано почти 950 госслужащих высшего ранга (еще более 2,5 тысяч человек ушли со своих должностей сами). Это пятая часть тех, кто работал во время президентства Виктора Януковича. На очереди - проверки почти 70 тысяч претендентов на различные должности. То есть, работы как бы еще много. 

Другой вопрос, что сам процесс люстрации может остановиться. И, более того, ударить по своим инициаторам.

В вопросе разбиралась "Страна".

А помнишь, как все начиналось?

Закон о люстрации вступил в силу осенью 2014 года. Он был принят только с 5 попытки. Его текст парламентарии получили за пару минут до голосования во втором чтении. Злые языки говорили, что главной его задачей было не "очищение власти" вообще, а создание барьера на пути во власть конкретных лиц. Тогда рассматривался вопрос, что после парламентских выборов будет создана широкая коалиция с участием представителей прежней власти, чему хотели воспрепятствовать конкурирующие с ними политические и финансово-промышленные группы. 

Потому закон и приняли в такой спешке.

Венецианская комиссия неоднократно разносила этот документ в пух и прах. Главными аргументами ее юристов было то, что вина каждого конкретного лица должна быть доказана, а "коллективная ответственность" запрещена. Принятый закон работал наоборот - то есть люстрация должна была проводиться в отношении всех чиновников, которые работали на госслужбе при прошлом президенте, независимо от того, есть ли в их деятельности признаки преступления или нет. Также Венецианская комиссия требовала от Украины создать независимый орган, ответственный за люстрацию.

Но вопреки этому требованию, люстрацией в Украине занимался тот самый Департамент Козаченко в Минюсте.

Власть обещала Венецианской комиссии изменить закон о люстрации еще 2 года назад, но до сих пор изменения в него не были внесены, рассказывает "Стране" замглавы общественной организации "Сила Украины" Владимир Орлов. 

"За последние два года украинский парламент так и не внес изменения в закон о люстрации, который от Украины требовала Венецианская комиссия. Кратко напомню основные замечания Венецианской комисси: нужно создать независимый орган, ответственный за люстрацию (у нас же люстрацию проводит Министерство юстиции), вина каждого конкретного лица должна быть доказана в суде (то есть нельзя обвинять коллективно, просто потому, что какой-то из чиновников работал на госслужбе при прошлом президенте – докажите вину этого чиновника в преступлениях), нужно разделить люстрацию и борьбу с коррупцией, а то согласно этого закона у нас получается, что за коррупцию наказание менее суровое, чем за политический процесс люстрации. В Верховной Раде зарегистрирован ряд законопроектов, которыми предлагается внести правки в закон о люстрации, но ни один из них не учитывает рекомендаций Венецианской комиссии и соответственно не приводит текст закона к тем стандартам, которые требует от Украины Европа в лице Венецианской комиссии". 

По словам эксперта, окончательный текст закона "Об очищении власти" писался, фактически, "на коленке", поэтому его результат прогнозируемый.

"Если посмотреть стенограмму заседания Верховной Рады, то можно увидеть, что текст законопроекта начали раздавать депутатам непосредственно перед оглашением начала голосования. При этом обсуждался законопроект чуть более 4 минут. Многие нормы появились уже на ходу. Фактически депутаты не видели за что они голосуют. Поэтому не стоит удивляться ситуации, когда различные органы исполнительной власти, а самое главное отдельные должностные лица трактуют закон, который приняла Верховная Рада, так, как им хочется", - считает наш собеседник.

"Среди люстрированных за два года чиновников нет ни одного топа. Одни госслужащие среднего звена. Это привело к тому, что из органов власти ни за что были уволены профессионалы своего дела, которые по 20 лет выполняли свою работу при всех президентах, а сейчас стали неугодными", - поясняет "Стране" адвокат Юрий Иващенко, бывший зам министра юстиции.

По его словам, изначально процесс люстрации был задуман, как чистка всех старых кадров, чтобы протащить новых. 

С люстрацией покончено?

Сейчас все активно обсуждают назначение руководителем департамента люстрации помощницы Татьяны Козаченко, 23-летней Анны Калинчук. И хоть она назначена временно (до проведения конкурса), все равно непонятно, почему на ее место не нашлось более опытного человека.

Эксперты полагают, что и уход Козаченко, и назначение на должность руководителя молодой девушки совершенно не случайны, так как в ближайшее время процесс может быть повернут вспять и, более того, бумерангом ударить по своим инициаторам. 

Во-первых, речь идет о деле, которое уже полтора года рассматривается в Конституционном суде. 

По информации "Страны", КСУ еще летом был готов объявить о том, что отдельные положения этого документа не соответствуют Основному Закону Украины. Но решение так и не было вынесено окончательно. 

"На КСУ сейчас продолжается активное давление. Иначе решение по поводу Закона "Об очищении власти" было бы принято уже давно. И оно было бы явно не в пользу действующего закона. На самом деле, КСУ вовсе не "отменит люстрацию", как это пытаются сейчас представить ее идеологи. Наоборот, КСУ может отменить наиболее спорные нормы этого закона и таким образом выполнить ряд рекомендаций Венецианской комиссии. Просто это совсем не нужно тем, кто люстрацию инициировал", - объясняет Владимир Орлов.

Люстрированные чиновники идут в ЕСПЧ

Но куда более серьезные проблемы люстраторов ждут не в Конституционном суде, а в Европейском. На сегодняшний день в Европейском суде по правам человека принято к производству 11 исков от граждан Украины, которые не согласны с увольнением по закону о люстрации.

Об этом на своей странице в Фейсбук экс-парламентарий, член Венецианской комиссии Владимир Пилипенко.

Экс-парламентарий уверен, поскольку европейские юристы изначально считали, что закон о люстрации нарушает права человека, эти судебные процессы закончатся победой и восстановлением в должности всех незаконно люстрированных чиновников. 

"Вовремя госпожа Козаченко умыла руки", - пишет Пилипенко.

"Если ЕСПЧ признает поражение государства Украина в этих делах, то Украина заплатит высокую цену за люстрацию. И кто то должен будет за это ответить", - считает политолог Руслан Бортник. 

"Сегодня говорить нужно не столько о кадровых вопросах, а о том, что судебные дела по люстрации, инициированные украинскими чиновниками, уже в Европейском суде по правам человека. На этом фоне Татьяна Козаченко решила уйти в отставку, чтобы не отдуваться за итоги своей двухлетней "деятельности". Эта ноша ляжет на плечи ее 23-летней помощницы", - считает Владимир Орлов.

До конца года будет 50 исков

Как рассказал "Стране" экс-зампрокурора Черниговской области Олег Подгайный, который попал под люстрацию еще в октябре 2014 года, ЕСПЧ уже принял к рассмотрению и открыл производство по его иску и 10 аналогичным.

По его словам, в ближайшее время ЕСПЧ может также открыть еще более 30 аналогичных производств, подготовка документов по которым уже находится на финальной стадии.

Заявители требуют от ЕСПЧ признать, что государство Украина нарушило статьи 5 и 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на частную жизнь и справедливое судебное разбирательство).

По словам экс-прокурора, после решения ЕСПЧ моральная компенсация может составить 5-8 тысяч евро каждому заявителю, а если предположить, что зарплаты обратившихся в суд госслужащих составляли 5-10 тысяч гривен, то за два года вынужденной безработицы, государство Украина должно будет выплатить 120-240 тысяч гривен каждому люстрированному чиновнику. А в отдельных случаях суммы будут значительно выше. 

"Когда будет решение Европейского суда, Украина будет обязана восстановить нас в должностях и компенсировать нам возмещение за время вынужденного прогула, ну и моральная компенсация, которую мы будем определять со своими адвокатами. Ни для кого не секрет, какая прецедентная практика ЕСПЧ по таким делам. Европа признает право страны на люстрацию, но требует, чтобы были вынесены решения в судебном порядке. Уже имеет место широкий резонанс по искам в Европейском суде, интересующихся тем, как добиваться справедливости в ЕСПЧ с каждым днем становится все больше. Я прогнозирую, что до Нового года будет до 50 исков в ЕСПЧ. Вот и считайте, сколько денег из бюджета пойдет на выплаты тем, кого люстрировали по этому закону", - говорит "Стране" экс-прокурор.

Он также отметил, что в четверг провел встречу с Правительственным уполномоченным по делам ЕСПЧ в Минюсте Иваном Лищиной. По словам Олега Подгайного, чиновник вообще был не в курсе того, что суд в Страсбурге уже не просто принял заявления украинских граждан, а открыл по ним производства.

"Также Правительственный уполномоченный не высказал ни малейшего желания попытаться найти компромисс в этой ситуации и урегулировать вопросы в мирном порядке. Таким образом чиновник подтвердил, что государство Украина готово нести затраты", - добавил экс-прокурор.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости