По итогам встречи в Берлине Петр Порошенко заявил о прогрессе, но его не поддержали другие участники "нормандского формата"
По итогам встречи в Берлине Петр Порошенко заявил о прогрессе, но его не поддержали другие участники "нормандского формата", Фото: president.gov.ua

Берлинская загадка со многими неизвестными

Основной темой вчерашнего дня было подведение итогов берлинской встречи "нормандской четверки". По этому поводу было немало комментариев, в том числе и от участников переговоров, однако парадокс в том, что, несмотря на обилие комментариев, единой картины того, о чем договорились лидеры Украины, Германии, России и Франции, нет.

Есть общие фразы Порошенко о том, что будет разработана дорожная карта выполнения Минских соглашений. Есть понимание того, что между украинским и российским президентами существует разногласие по поводу Дебальцево – первый требует его отдать, второй – категорически против. Хотя какая разница, с какой стороны он будет, если оба вроде бы настроены на выполнение Минских соглашений – то есть на возвращение Донбасса в состав Украины, пусть и с особым статусом.

Есть позиция Украины и России, которая вдруг сошлась в однозначной поддержке ввода полицейской миссии ОБСЕ на неконтролируемые украинской властью территории Донецкой и Луганской областей. И есть заявление Меркель, которая не относит вопрос полицейской миссии к числу приоритетных. Хотя согласие Киева и Москвы, казалось бы, должно быть ключевым – но, видимо, в Европе мало желающих построить живой кордон между украинской армией и войсками сепаратистов, поддерживаемых Россией.

Наконец, есть заявление Олланда, который единственный попытался раскрыть, в чем же состоит суть "дорожной карты". По Олланду получается, что основной ее пункт – проведение выборов на Донбассе, над которым будут работать Климкин и три других министра иностранных дел в ближайшее время.

Собственно, из всего этого ясно одно: берлинская встреча не дала положительного ответа на вопрос о мире на Донбассе. Вместо "да" получилось "может быть". А что может быть, узнаем из действий политиков в ближайшие пару месяцев. В первую очередь, из действий министров иностранных дел Штайнмайера и Эйро, которые сегодня делают для мира на Донбассе больше, чем все украинские политики вместе взятые.

Пока же можно констатировать три главных итога берлинских переговоров.

1. На линии фронта продолжится процесс разведения войск. Об этом сказали все участники. Однако, не застопориться ли он в самом начале - непонятно. Так как Петр Порошенко заявил, что украинская сторона будет настаивать на том, чтобы в число освобожденных от войск пунктов вошло Дебальцево, на что Россия и сепаратисты вряд ли согласятся. И процесс может зайти в тупик, так толком и не начавшись.

2. Все политические вопросы было решено вынести в дорожную карту, которые главы МИД четырех стран должны будут составить до конца ноября. Там и выборы на Донбассе (о чем сказал Порошенко), и особый статус (о чем Порошенко не сказал). То есть все эти обязательства с Украины не снимаются, но их обсуждение переносится на будущее. Вероятно, проходить оно будет уже с учетом фактора нового президента США, личность которого к концу ноября уже будет понятна.

3. Порошенко сделал акцент на то, что активное участие в делах на Донбассе (в том числе и по контролю за российско-украинской границей) примет вооруженная (полицейская) миссия ОБСЕ, функционал которой будет также прописан в дорожной карте и с вводом которой на Донбасс Порошенко связал выполнение Украиной политической части Минских соглашений. В первую очередь - проведение выборов. Причем, по словам украинского президента, президент России Владимир Путин с этим согласился. Однако, позже Меркель, комментируя вопрос, сказала, что вопрос полицейской миссии сейчас не самый актуальный. Поэтому до сих пор непонятно - действительно ли появится некая полицейская миссия ОБСЕ, которая станет реальным фактором контроля за ситуацией на территориях "ДНР/ЛНР" или это будет некий фантом, призванный успокоить противников минских соглашений в Киеве - мол Москва тоже пошла на уступки и граница уже под контролем.

Похороны украинской евроинтеграции?

Для Меркель и Олланда Берлин был только началом переговорной эпопеи. Из немецкой столицы они вчера переместились в бельгийскую, где собрался большой саммит лидеров стран ЕС. Ни Порошенко, ни Путина туда не позвали даже в качестве гостей. Хотя вопросы Украины и России там среди первоочередных.

Правда, насчет России уже накануне саммита объявили, что никаких решений по вопросу санкций приниматься не будет. Ни насчет усиления (из-за Сирии), ни насчет снятия.

А вот по украинскому вопросу решение принять придется. Потому что поставит его правительство Нидерландов, которому надо что-то делать с результатами референдума по ассоциации ЕС с нашей страной.

Перед саммитом американский Wall Street Journal написал о том, что самый мягкий вариант, который могут предложить голландцы, – это изъятие из соглашения любых упоминаний о том, что ассоциация означает перспективу вхождения в Евросоюз даже в абстрактной перспективе. А это означает ликвидацию всех пунктов о финансовой помощи и вопросах обороны.

При этом даже такой вариант, по информации источников издания, может не удовлетворить голландцев, которые могут вообще зарубить все соглашение. "Ситуация в тупике", – резюмирует издание, и это действительно так. Потому что для Украины что пересмотр соглашения, что его отмена – фактическое прекращение евроинтеграции. А другого курса у нынешней власти нет.

Бюджет обороны и депутатского благополучия

Главным вопросом вчерашнего дня в Верховной Раде был бюджет на 2017 год. Его приняли в первом чтении, набрав минимальное число голосов – 230. Тем не менее, у Гройсмана был определенный повод гордиться, поскольку бюджет даже в первом чтении в октябре не принимали уже очень давно. Однако премьера, что называется, понесло – он с гордостью стал рассказывать о том, какой прекрасный документ подготовило правительство, и о том, что этот документ обязательно будет выполнен. Хотя с этим как раз есть большие вопросы.

Главный вопрос в том, что доходы бюджета увеличены на 17,5% по сравнению с предыдущим годом. Но за счет чего? Рост ВВП прогнозируется на 3% – что слишком оптимистично, но даже при таких цифрах доходы в среднем по году могут увеличиться лишь на 6%. Инфляция в бюджет заложена на уровне 8,1% – то есть суммарно можно выйти на 14%. Откуда остальное?

Да, Гройсман говорит, что рассчитывает на 10 млрд гривен от спецконфискации – но вчера в очередной раз его протащить через Верховную Раду не получилось: при всем старании Парубия больше 200 голосов никак не получается. 

Зато еще один документ вчера прошел без проблем, хотя премьер им почему-то не гордился. Речь идет о постановлении, которое увеличивает зарплаты народных депутатов более чем в два раза. Парубий, согласно этому документу, будет получать 43 тысячи гривен вместо 20 тысяч, а обычный народный депутат – 36 тысяч вместо 16-ти. На фоне повышения минимальных зарплат и пенсий в 2017 году на 10,1% такой резкий рост доходов слуг народа выглядит, мягко говоря, некрасиво.

Впрочем, ему можно найти объяснение. Как известно, премьер говорил о том, что в бюджете будут значительно увеличены расходы на обороноспособность страны. Видимо, рост уровня жизни народных избранников – это тоже усиление обороноспособности.

Верховная Рада предала Западную Украину?

Вчера Верховная Рада занималась не только бюджетом. Парламенты Украины и Польши синхронно приняли декларацию, которая, по мысли авторов, должна примирить отношения депутатов Верховной Рады и Сейма, обострившиеся после принятия первой закона о героизации УПА, а вторым – закона о геноциде поляков со стороны УПА. И в результате того, что основная цель декларации осталась за кадром, ее содержание оказалось, мягко говоря, странным.

Декларация памяти и солидарности состоит из двух частей. Во второй ее части, касающейся современности, все в порядке с политической точки зрения – документ осуждает российскую агрессию и все ее последствия. А вот с первой…

В первой части говорится об истории. Причем говорится так, что декларация получается пропольской и… антиукраинской. Эта декларация осуждает пакт Молотова–Риббентропа 1939 года и "принятые в Ялте в 1945 году решения, которые начали новый этап закабаления всей Восточной и Центральной Европы".

С точки зрения Польши тут все правильно. А вот с точки зрения Украины этот абзац означает не только осуждение германо-советского договора 1939 года, по которому Западная Украина объединилась с УССР и вошла в состав Советского Союза, но и решения Ялтинской конференции 1945 года, которая повторно приняла это решение. То есть, по сути, Верховная Рада осудила пребывание Галичины и Волыни в составе Украины и дала повод полякам говорить в дальнейшем об отмене решений Ялтинской конференции по принадлежности западноукраинских земель, причем ссылаясь на украинский парламент.

Клинтон и Трамп покончили с дебатами

В Америке тем временем завершилась эпопея дебатов кандидатов в президенты. До выборов осталось 18 дней, и эти дни Клинтон с Трампом проведут в заочном противостоянии. Чем же завершилась серия личных встреч? Прежде всего, окончательно испорченными отношениями двух кандидатов. Прошлой ночью они, уже не стесняясь, вываливали друг на друга все, что могли. У кого получилось лучше? CNN уже традиционно отдал победу Клинтон, хотя в этот раз не столь убедительно, как в после двух предыдущих раундов. А вот опрос Washington Times присудил победу Трампу с просто разгромным счетом.

Впрочем, сейчас это все уже история. Впереди решающий этап, во время которого, как убежден Трамп, и СМИ, и избирательные комиссии будут подыгрывать Клинтон. В связи с этим миллиардер уже заявил, что не признает итоги выборов, если проиграет. Однако возникает вопрос: а что именно сделает Трамп? Неужели соберет Майдан?

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости