Участники всеукраинской забастовки аграриев "Вернем деньги селу - накормим страну"
Участники всеукраинской забастовки аграриев "Вернем деньги селу - накормим страну", фото: Украинские новости

Начало сезона протестов

В Украине начался сезон протестных митингов. Открыли его аграрии, которые протестовали сразу против двух решений власти – одного свершившегося и одного ожидающегося. Свершившееся – это отмена льготного режима налогообложения сельхозпроизводителей, который действовал до начала нынешнего года. Ожидающееся – это снятие моратория на продажу земли сельхозназначения.

Отмена льготных налогов уже ударила по аграриям – в этом году, впервые за последние три года, у них упали урожаи. Что касается снятия моратория на продажу земли, то на самом деле мало кто понимает, что произойдет после этого. Законы про оборот сельхозземли в последний раз пытались принять еще при Януковиче, но завалили. Поэтому, по сути, в Украине нет никакого законодательства, регулирующего этот потенциальный многомиллиардный рынок. И если мораторий с 1 января 2017 года действительно отменят, как того требует МВФ, то село может оказаться в той же ситуации, в которой оказались промышленность и торговля в 90-х во время приватизации – то есть в ситуации стихийного разграбления.

Аграрии, как уже отмечено, первыми проложили дорожку к серии протестов, которая ожидается во второй половине осени. Причин для них хоть отбавляй – это и запредельные тарифы на "коммуналку", и ожидаемое повышение пенсионного возраста вкупе с другими пенсионными новшествами, и ожидающийся скачок цен на социальные продукты из-за отмены ограничений на торговые надбавки, и резкое сокращение количества упрощенцев, которого требует МВФ. А кроме того, на всю эту волну митингов есть политический заказ – в политкругах ждут, что ее организатором и лидером выступит партии, которые заинтересованы в досрочных выборах. Остается узнать, чем на это ответит власть.

Начало осеннего призыва

Одновременно с началом протестов в Украине начался осенний призыв в армию. К этому призыву приковано особое внимание, поскольку проходит он на фоне коренных изменений в армии – когда власти объявили демобилизацию последней прошлогодней волны мобилизованных и декларируют, что новых мобилизаций не планируют. Правда, в отношении призывников по-прежнему успокаивают, что их в зону АТО не отправят, но народ давно привык властям не верить. Тем более, что призывать собираются около 14 тысяч – именно столько, сколько, по заявлениям Минобороны, сейчас не хватает в зоне АТО.

Впрочем, последнее решение СНБО об увеличении финансирования армии направлено, безусловно, на то, чтобы таки перекрыть недобор контрактниками. Вчера было объявлено, что единовременное пособие, которое получат новобранцы при заключении контракта, – 14 тысяч гривен. Для страны с постоянно растущей безработицей, особенно среди молодежи, это неплохая перспектива.

Что касается призывников, то и здесь расчет делается на то, что в армию пойдут не самые, мягко говоря, богатые слои населения. Этому способствует перенос призывного возраста с 18 на 20 лет, поскольку к 20 годам в институты не поступят только самые бедные, причем преимущественно из сел и небольших городов. Соответственно, расчет делается на то, что после окончания службы они тоже пойдут на контракт, не имея перспектив на "гражданке".

Дело "Беркута" по-новому

Вчера украинские СМИ облетела сенсация: бывший харьковский беркутовец Шаповалов дал показания против своих коллег по спецподразделению, пофамильно сообщив, кто и кому выдавал патроны со свинцовой картечью во время противостояния с активистами Майдана в феврале 2014-го. Вчера же Генпрокуратура сообщила, что на основании этих показаний уже задержаны еще несколько экс-беркутовцев.

Впрочем, одновременно со всей этой сенсационной информацией прошла и другая: во-первых, Шаповалов уже полтора года находится в СИЗО, но "нужные" показания стал давать только сейчас, во-вторых, как оказалось, он уже давал показания на эту тему в апреле, но тогда не помнил, стрелял ли кто-то патронами со свинцовой картечью.

В общем, при ближайшем рассмотрении сенсация выглядит, мягко говоря, подозрительной – точно так же в 30-е годы показания у подозреваемых выбивали измором, подгоняя следствие под заданный результат. Видимо, именно это и имеет в виду генпрокурор Луценко, когда говорит о "сотрудничестве со следствием".

Впрочем, несмотря на все "сотрудничество со следствием" сидящего полтора года в СИЗО Шаповалова, его показания не дают ответ на основной вопрос – кто уже убивал на Майдане. Поскольку, как известно, и активистов, и беркутовцев убивали не картечью из "Форта", а пулями из огнестрельного оружия. Но нельзя исключать, что скоро в порядке "сотрудничества со следствием" появятся и показания о том, что, помимо картечи, "Беркут" стрелял из винтовок и из автомата "Калашникова", причем не только по майдановцам, но друг по другу.

Конфронтация в Сирии по-новому

Темой номер один в международной политике остается обострение американо-российских отношений. Поводом для нового витка напряженности стал ввод Россией на территорию Сирии зенитно-ракетного комплекса С-300. Москва объясняет свой шаг необходимостью прикрытия военной базы, Вашингтон заявляет об удивлении в связи с тем, что у террористов на территории Сирии нет самолетов.

Впрочем, сама С-300 явно является лишь поводом для новых конфронтационных заявлений. С одной стороны, у террористов действительно нет самолетов, поэтому система ПВО на военной базе ни к чему. С другой, если Штаты или их союзники не намереваются совершать воздушных налетов на российскую базу, то какая им разница, есть там ПВО или нет.

Линия конфликта между Россией и Штатами лежит в другом месте – в перспективах Башара Асада. Совместно борясь против ИГИЛ, Москва и Вашингтон по-разному видят будущее Сирии. Поэтому вражда между правительственными войсками Асада и проамериканской оппозиционной армией, пожалуй, даже сильнее, чем их противостояние с ИГИЛ.

Что и выливается в конфронтацию на уровне "хозяев". Вчера госсекретарь США Керри заявил, что Россия отказалась от дипломатии в Сирии, но США будут продолжать бороться за мирное решение. Хотя похоже, что бороться будут отнюдь не мирными методами.

Польские аборты и Украина

В Польше тем временем нарастают массовые женские протесты против готовящегося решения о запрете абортов. Они начались в понедельник и планировались как однодневная акция, но их массовость показала, что сторонницы абортов могут рассчитывать не только на демонстрацию своей позиции, но и на серьезное движение, которое может повлиять на решение Сейма.

Закон, предложенный правящей партией "Право и справедливость", вызывает много нареканий даже у сторонних наблюдателей. Дело в том, что ситуация в Польше не совсем такая, как это выглядит со стороны. Аборты там запрещены больше 20 лет назад, но оставалось три исключения – беременность после изнасилования, патология и угроза жизни матери. "ПиС" предложил отменить эти исключения, введя уголовную ответственность за любой аборт – и для женщины, и для врача. И это предложение принято польским парламентом в первом чтении.

Несмотря на явную негуманность закона, у него много сторонников. Польша – одна из наиболее католических стран, причем ее католицизм весьма консервативен. А потому не стоит удивляться тому, что одновременно с маршами за аборты в последние два дня проводились акции за их полный запрет.

Однако женское движение набрало силу, оно имеет информподдержку со стороны ЕС, поэтому Сейм находится сейчас перед серьезным выбором между Польшей современной и Польшей католической. И от этого выбора зависит не только судьба абортов. Победа католицизма будет одновременно означать победу национализма – поскольку эти два понятия в Польше неразрывно связаны.

А что такое польский национализм, хорошо известно – это и признание геноцида поляков со стороны ОУН-УПА, и вопрос о "восточных кресах", как в Польше многие именуют Западную Украину и Западную Белоруссию. Так что польский вопрос об абортах отнюдь не абстрактен для Украины…

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости