Следователи представили свое видение катастрофы Боинга МН17
Следователи представили свое видение катастрофы Боинга МН17, фото: viena.lt

Гибель МН17: виновата война?

Вчера международная группа следователей опубликовала свои выводы по расследованию авиакатастрофы рейса МН17 в июле 2014 года. Выводы, в общем-то, прогнозируемые: еще два года назад ведущей версией считалась та, по которой "Боинг" был сбит ракетой ЗРК "Бук", запущенной с территории, контролируемой сепаратистами. Именно эту версию и озвучило следствие.

Относительно новым было только то, что следователи официально заявили: "Бук" был ввезен с территории России и потом отправлен назад. Именно это заявление вызвало волну бурных комментариев в соцсетях вроде "Гаагский трибунал ждет Путина". Москва же, естественно, отрицает свою причастность к катастрофе, заявляя о нестыковках в опубликованных результатах экспертизы. Но это, как заявили те же следователи, ничего не изменит.

Однако изменят ли что-нибудь сами результаты расследования? Может ли произойти, к примеру, часто упоминавшаяся вчера аналогия с британским "Боингом", взорванным ливийскими террористами над Локерби в 1988 году? Тогда это стоило Ливии санкций ООН за укрывательство террористов и выдачи подозреваемых спустя 11 лет после взрыва. Чего можно ждать сейчас?

По сути, ответ был дан на той же пресс-конференции представителей следственной группы. На вопрос – зачем "Бук" ввезли на территорию Украины, – следователи ответили: "Там шли военные действия".

Что это значит? Что даже доказав вину сепаратистов и причастность России к катастрофе лайнера, следствие не будет трактовать это как теракт. Боевые действия означают, что выстрел по гражданскому самолету так или иначе был произведен по ошибке – то ли его приняли за военный, то ли ракета была направлена в военный самолет, а попала в гражданский.

Так что ни об аналогии с "Локерби", ни – тем более – о Гаагском трибунале говорить не приходится. Больше того, упоминания о военных действиях могут привести к тому, что косвенно вина будет возложена и на Украину, которая не закрыла для гражданских самолетов зону военных действий. Поэтому, при всей кажущейся определенности выводов международной следственной комиссии они не так уж и однозначны.

Хоронят ли "еврооптимисты" электронное декларирование?

Квартирный вопрос, похоже, добьет новое поколение политиков, делающее первые самостоятельные шаги. Вслед скандалами с квартирами Лещенко и Залищук возник еще один – теперь уже внутренний – скандал.

"Самопомощник" Егор Соболев, недавний соратник "еврооптимистов" по "Стоп цензуре!", обвинил их в намерении сознательно или не сознательно сорвать начавшуюся кампанию электронного декларирования имущества чиновников, их доходов и расходов.

Дело в том, что Найем, Лещенко, Залищук и еще несколько депутатов внесли проект изменений в закон о е-декларировании, который содержит две ключевые нормы: во-первых, предлагается считать близкими родственниками (то есть теми, на кого тоже нужно подавать декларацию) тех, кто живет вместе с декларантом или кто жил с ним не менее 183 дней в течение года, за который подается декларация, во-вторых, предлагается не вписывать в декларацию суммы, которые госслужащий одолжил кому-либо.

По мнению Соболева, даже если проект "еврооптимистов" всем хорош, в него могут внести правки, который выхолостят закон о е-декларировании. Но и сам проект, судя по обсуждению в соцсетях, очень неоднозначен. В основном, обсуждению подверглась норма о 183 днях – поскольку практически невозможно доказать, жили люди вместе 182 дня или 184. Но и отмену декларирования одолженных сумм подвергли критике – причем сделал это пропрезидентский депутат Арьев, который объяснил, что сегодня госслужащий не укажет одолженную сумму, а завтра будет покупать все, что пожелает, и объяснять, что ему вернули долг.

Обсуждение в соцсетях закончилось тем, что Найема и его соратников скопом записали в коррупционеры. А поскольку "еврооптимисты" лучше всех знают, что первое впечатление соцсетей остается решающим в течение очень длительного времени, они наверняка предпримут шаги, чтобы изменить ситуацию. То есть снимут законопроект.

Рада соберется, чтобы дать судьям заработать на увольнении?

Сегодня парламент соберется на внеочередную сессию всего по одному вопросу – увольнению судей, которые изменили присяге. Проще говоря, нарушили закон. Идея собрать парламент ради этого вопроса возникла практически спонтанно: во вторник президент попросил Парубия собрать депутатов не позднее 30 сентября, и уже вчера спикер дал команду собрать их в четверг.

Причина такой спешки, в общем-то, не скрывается: с 1 октября начинает действовать новый закон о судебной системе, согласно которому Верховная Рада потеряет право увольнять судей – оно останется только у еще не сформированного Высшего совета правосудия. И, видимо, на Банковой решили, что при новой системе (которую они сами проталкивали через парламент!) уволить судей будет сложнее.

Однако, похоже, все произойдет согласно известным пословицам насчет "спешки, которая нужна лишь при ловле блох" или насчет "поспешишь – людей насмешишь". Вчера юристы объяснили, что постановление об увольнении судей, если его примут сегодня, изначально будет незаконным. Во всем виноват регламент самого парламента, в котором говорится, что судей о таком заседании, на котором их будут увольнять, нужно предупреждать за три дня, чтобы успели явиться. А как их предупредишь за три дня, если в понедельник даже Парубий еще не знал, что ему придется собирать Раду?!

Конечно, это мелочь, но судьи-то тоже юристы, а потому хорошо знают, куда с этой мелочью идти. В декабре 2014 года парламенту пришлось отменять решение своих предшественников об увольнении судьи Волкова. Причина – решение Европейского суда по правам человека в деле "Волков против Украины". Вот и судьи, которых уволят сегодня, заранее будут знать, что не только восстановятся в должности, но еще и компенсацию получат за счет госбюджета. Так что за такие постановления, как сегодняшние, эти судьи еще и приплатить должны депутатам.

"Гребаный наказ": как украинизировать Минобразования

Одним из наиболее известных документов по запрету украинского языка является "валуевский циркуляр" 1863 года, названный по имени министра внутренних дел России Валуева, который его подписал. Вчера в недрах Министерства образования Украины родился документ, который может войти в историю как "гребаный наказ", поскольку его подписал замминистра Греба. Суть "наказа": запрет сотрудникам министерства общаться в рабочее время на каком-либо языке, кроме государственного. "Гребаный наказ" издан в ответ на жалобы посетителей министерства, которые слышали, как чиновники разговаривают на русском языке.

Вообще-то вызывает удивление, что в Минобразования, всегда комплектовавшемся национально сознательными чиновниками, на третьем году победы Майдана все еще сохранились люди, разговаривающие на русском. Не иначе речь идет о скрытых сепаратистах, которых внедрил в министерство еще Табачник и которые почему-то не подпали под люстрацию, но теперь все-таки были замечены бдительными гражданами.

Правда, стоит заметить, что "наказ" недостаточно продуман. Замминистра в нем указал: "Контроль за виконанням указу залишаю за собою". А это значит, что одновременно должен последовать приказ министра Гриневич, которая освобождает Гребу от всех остальных обязанностей. Ведь у замминистра, который будет целыми днями ходить по кабинетам, выявляя нарушителей, больше ни на что не останется времени.

Остается добавить, что в 2009 году Тимошенко уже издавала "наказ", который обязывал всех учителей общаться в рабочее время только на украинском языке. Спустя пять месяцев Юлия Владимировна проиграла президентские выборы и лишилась поста премьера.

Совет Европы решил, что телезаконы Рады не европейские

Тем временем украинизацией уже обеспокоился Совет Европы. В экспертном заключении отчета СЕ резко раскритикованы последние новшества Верховной Рады в отношении СМИ. Среди них – закон, который обязывает теле- и радиокомпании не менее 50% эфира отдавать под украинские программы или музыку. По мнению европейских экспертов, это противоречит Конвенции о трансграничном вещании, которую Украина подписала.

Возмутила европейцев и норма о запрете российских фильмов и программ – по их мнению, запрещать нужно не все фильмы, а только те, в которых есть призывы к агрессии против Украины.

Кроме того, эксперты возмутились тем, что телерадиокомпании обязали давать в новостях информацию об официально обнародованной позиции всех представленных в органах власти политических силах. По их мнению, это превращает СМИ в рупоры власти. Хотя в данном случае, скорее всего, эксперты недопоняли закон – ведь парламент тоже является органом власти, а значит – СМИ обязали подавать позицию всех его фракций (правда, при этом игнорируя внепарламентскую оппозицию). Впрочем, особой разницы нет – поскольку эта норма закона все равно не выполняется. Точнее, выполняется, но только в отношении официальной позиции президента или премьера.

Что касается остальных выводов экспертов Совета Европы, то с ними власть наверняка поступит так же, как и с другими сигналами из Европы, касающимися давления на свободу слова, – то есть проигнорирует. Похоже, сейчас есть только два варианта заставить власть выполнить какие-то рекомендации Запада – не давать транш от МВФ или пригрозить непринятием безвизового режима. Но ни МВФ, ни Европарламент, похоже, ситуацией с демократическими свободами в Украине не обеспокоены.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости