Фото: politeka.net

В ближайший четверг в Верховной Раде планируется к рассмотрению один из самых скандальных законопроектов последнего времени - о спецконфискации имущества. Спорный и проблемный документ облекли в новую форму и теперь шансы на его принятие, как никогда, высоки. Какие последствия несет этот законопроект, разбиралась "Страна".

Как проталкивали спецконфискацию

В марте нынешнего года парламент в первом чтении принял законопроект №4057 "О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины (относительно особенностей обращения в доход государства денежных средств, ценностей и доходов от них до вынесения приговора суда)", который предполагал возвращение в бюджет средств, добытых неправомерным путем.

До второго чтения документ не дошел. Вокруг него шли затяжные споры, часть парламента категорически отказывалась голосовать за спецконфискацию из-за нормы о том, что средства могут быть переданы государству без решения суда, объясняя, что в итоге под действие закона могут попасть вообще кто угодно. В итоге проект был снят с обсуждения. 

Во вторник в парламенте появилась новая версия этого же законопроекта, но уже подготовленного правительством. Теперь он носит название "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно обеспечения взыскания в доход государства необоснованных активов".

Спецконфискация неясности

Сторонники принятия обновленного законопроекта говорят, что он позволит передать в бюджет 1,5 млрд долларов "средств Януковича". По заложенному в бюджет на 2017 год курсу доллара 27,2 грн за 1 доллар - это 40,8 миллиардов гривен. 

Впрочем, анализируя проект бюджета на следующий год, "Страна" уже обращала внимание, что в бюджет заложена сумма дохода по соответствующей статье совершенно иная - 10,5 миллиардов гривен. 

 

Примечательно, что в 2014 году Госфинмониторингом были арестованы денежные активы экс-президента Украины Виктора Януковича и его окружения на сумму 1,37 млрд долларов.

То есть, откуда взялась цифра в 1,5 миллиарда долларов - неизвестно. 

Экономист Виктор Скаршевский в комментарии "Стране" приводит еще одну несостыковку. Так, по его словам, не существует никаких 1,37 млрд. долларов в виде "живых денег". Большая часть суммы - это облигации внутреннего государственного займа, деньги от размещения которых уже были потрачены в 2012-2013 годах. 

Еще один подводный камень спецконфискации ранее озвучивал депутат Виктор Чумак. По его словам, инициатор предыдущего законопроекта по спецконфискации, депутат Сергей Пашинский являлся личным выгодоприобретателем от принятия данного законопроекта.

О чем идет речь. Весной 2014 года были арестованы 80 тысяч тонн нефтепродуктов, как улики по делу против бизнесмена Сергея Курченко. Его обвиняли в махинациях с нефтепродуктами – якобы нефтепродукты ввозили в Украину для оффшорных фирм как реэкспорт, но по факту продавали их внутренним потребителям. После ареста этой "улики" МВД передало нефтепродукты на хранение государственному предприятию Укртранснафтопродукт, руководитель которого якобы связан с Пашинским. Далее треть нефтепродуктов было продано по заниженной цене "Укройлпродукту", связанному с бизнесменом Сергеем Тищенко, которого также считают человеком Пашинского.

Ущерб государству от этой схемы Генпрокуратура оценила в 340 млн гривен. При этом, часть этих средств, а именно 100 миллионов гривен, были перечислены еще в одну компанию, связанную с Сергеем Тищенко. Позднее по решению Печерского районного суда Киева эти 100 млн гривен были заблокированы на счетах предприятия.

Противники принятия закона по спецконфискации неоднократно заявляли, что со вступлением этого закона в силу сумма в размере 100 млн гривен перестанет быть вещественным доказательством, и к ней получит доступ Сергей Пашинский. Сам парламентарий отмечает, что информация о его причастности к махинациям с нефтепродуктами Курченко - это ложь и клевета. 

Новая обертка старой конфеты

Несмотря на то, что новый законопроект о все той же спецконфискации получил новое название и уже не принадлежит перу нардепа Сергея Пашинского, отличий в документах не так и много.

Адвокат Андрей Смирнов обращает внимание "Страны" на ряд весьма спорных норм - во-первых, объектами принудительного взыскания станет имущество, которое не имеет непосредственной связи с событием какого-либо преступления, в процессе расследования которого оно обнаружено.

Во-вторых, принудительное взыскание активов будет осуществляться вне зависимости от гарантированных законодательством его собственнику иммунитета или любых других особенностей правового статуса собственника имущества.

В-третьих, согласно букве закона, принудительное взыскание необоснованных активов в доход государства до окончания уголовного производства осуществляется на основании всего лишь иска важных прокурорских начальников, отмечает адвокат. 

"Представьте себе ситуацию, что в украинском парламенте есть Татьяна Черновол, но нет Сергея Пашинского. И вот внезапно вам предлагают поменять их местами. Что вы получите на выходе? Правильно! По половому признаку разница очевидна, а по клинической картине,- нет. Так и с законопроектом о "спецконфискации", который на этот раз вносится Кабмином, но в сравнительном анализе с прежним законопроектом не отличается от него ничем", - считает адвокат Андрей Смирнов.

Примечательно, что Сергей Пашинский, отвечая на вопрос "Страны" о спорных нормах уже нового законопроекта, заявил, что вокруг документа тиражируется слишком много информации, которая не отвечает действительности. 

"Вокруг этого закона очень много лжи. Какие-то люди ходят и просто обманывают, что спецконфискация без суда. Это не правда. Такой закон есть во всех странах мира, - говорит Сергей Пашинский. - По такому закону три недели назад 50 млн евро, украденных Арбузовым у государства Украина, было перечислено в бюджет Латвии. Наш закон был переписан с латышского. Этот законопроект отличается от предыдущего. Если прежний законопроект был дополнением к уголовному процессу, то этот закон - к гражданскому. Но суть этих законов очень простая: если есть средства, но нет их владельца, или владелец не может доказать правомерность их происхождения - они конфискуются. Учитывая, что вокруг этого закона очень много демагогии, что будут что-то у кого-то отбирать - этот закон распространяется исключительно на денежные средства, ценные бумаги государства. Этот закон распространяется лишь на людей, которые полгода находятся в розыске. Я хочу, чтобы это услышали. Потому что некоторые политики тут рассказывают, что к бизнесменам будут приходить. Четко хочу заявить - к бизнесменам приходить не будут".

А при чем тут коалиция?

Шансы принятия этого законопроекта в парламенте оценивают, как высокие. Например, депутат от БПП Алексей Гончаренко уже подтвердил, что закон должен быть принят, поскольку доходы от него прописаны в бюджете. 

На днях "Страна" публиковала "темники" Банковой (тезисы для пропрезидентских экспертов), в которых довольно одобрительно говорилось о спецконфискации и о необходимости принятия этого законопроекта. Что можно расценивать как косвенное свидетельство того, что фракции БПП поступил приказ голосовать за закон.

Да и премьер-министр Украины Владимир Гройсман уже заявил, что вернуть украденные деньги в бюджет - это дело чести для парламента.

Однако, как считает депутат от БПП Сергей Каплин, на самом деле причина принятия этого законопроекта - это желание власти сохранить целостность коалиции. 

"Почему БПП теперь одобрит этот проект? Потому что Народный Фронт пригрозил, что выйдет из коалиции, если не будет принята спецконфискация. Я знаю из достоверных источников, что на днях состоялась встреча Яценюка и еще кое-кого, чье имя я не могу вам озвучить, где Арсений Петрович Яценюк озвучил ряд требований. Это принятие закона по спецконфискации", - рассказал "Стране" Каплин. 

Депутат также заявил нам, что он располагает информацией о том, что против Яценюка может быть заведено уголовное дело по растратам в правительстве. 

"Социологи посчитали, что арест Яценюка даст электоральный рост БПП или как там будет называться эта политическая сила на ближайших выборах. Чтоб Вы понимали, это плюс 4%. Яценюк - это тот объект, по которому можно ударить, чтобы получить рейтинги. И ему стало об этом также известно, он начал резкую работу по реанимации Народного Фронта. И спецконфискация - это его первоочередной план", - заявил "Стране" Каплин. 

"Страна" обратилась к Сергею Пашинскому, чтобы он прокомментировал эти заявления, однако тот категорически отказался. "Я не буду это комментировать", - заявил Пашинский. 

В тоже время, еще один депутат от БПП Мустафа Найем уже заявил, что Сергей Пашинский угрожал расправой коллегам, которые не поддерживают законопроект о спецконфискации. "Он подошел и сказал, что я личный враг Украины, это все сопровождалось матами, и он будет уничтожать, убивать людей, которые были против этого законопроекта", – рассказал Найем.

Комментируя такие обвинения, Сергей Пашинский в присутствии журналиста "Страны" достал мобильный и начал звонить Мустафе Найему, чтобы поговорить с ним лично, однако тот не ответил на его звонок. 

Хватит ли голосов?

В БПП и НФ уверены, что на сей раз голосов за законопроект о спецконфискации хватит. "БПП получила команду голосовать за, а потому закон пройдет", - сказал "Стране" Каплин. Вероятную недостачу голосов в двух фракциях (она всегда бывает) может перекрыть фракция "Самопомощи" и ряд внефракционных депутатов.

Сорваться принятие может разве что если в последний момент фракции БПП (или ее части) поступят иные вводные по поводу голосования. Но тогда это может привести к очень серьезным последствиям для единства коалиции. Как будет в реальности - увидим уже в четверг.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости