фото: Украинские новости

18 августа генпрокурор Юрий Луценко и директор НАБУ Артем Сытник при посредничестве бывшего помощника федерального прокурора США Богдана Витвицкого, который консультирует прокуратуру по вопросам реформ, провели общую пресс-конференцию, которая должна была показать примирение обоих ведомств. Но в реальности она показала, что противоречия лишь углубляются и топор войны не только не зарыт, но и активно точится. 

Итак, посмотрим, о чем говорили оба главных участников мероприятия.

Сытник и неюрист

Прежде всего, обращает на себя внимание вызывающее, если не сказать дерзкое, поведение Артема Сытника. На его фоне неюрист Юрий Луценко, слабо владеющий матчастью, выглядел откровенно бледно.

Юрий Витальевич ограничился общими тезисами, которые читатели "Страны" уже знают из темников Банковой - об отсутствии конфликтов на уровне руководства. Но пока Луценко с детской непосредственностью повторял нечто в духе "возьмемся за руки друзья", Сытник не сдал ни одной позиции и выступал довольно жестко. Он намеренно не раскрыл подробностей слежки за сотрудниками Генеральной прокуратуры, не сказал, что это за уголовное производство и почему, если результаты негласных следственных действий уже получены, до сих пор процессуальные прокуроры из САП их не рассекретили.

"Учитывая, что гриф секретности с дела, по которому мы вели наблюдение не снят, то содержание полученной нами информации я раскрывать не буду", - с превосходством в голосе заявил Сытник на брифинге как бы давая понять, что никому ничего не должен.

"Но отмечу, в рамках этого производства нами были получены решения суда на проведение негласных следственных действий. И да, они были проведены", - добавил глава НАБУ. То есть попросту говоря Сытник утверждает, что он собрал доказательства против сотрудников ГПУ но пока открывать их не собирается. А если не происходит рассекречивание, значит "негласки" против Департамента прокуратуры, где работает скандально известный Дмитрий Сус, могут быть продолжены.

И вновь "департамент Грановского"

Второй тезис Сытника созвучен первому. Он назвал причиной возникшей напряженности между НАБУ и ГПУ - Департамент Генпрокуратуры по расследованию дел в сфере экономики (так называемый Департамент Кононенко-Грановского).

"Департамент по расследованию дел в сфере экономики расследует совсем не подследственные им преступления", - считает Сытник.

По его словам постановление суда и ситуация не требовали обыска (сотрудников НАБУ, занимавшихся негласным наблюдением). Он убежден что не было никакого основания лишать сотрудников НАБУ свободы, и нет на то никаких процессуальных документов. То есть Сытник продолжает настаивать на расследовании похищения своих сотрудников.

По его словам, то, что у сотрудников НАБУ есть следы пыток, также связано с Департаментом Генпрокуратуры по расследованию дел в сфере экономики.

Откровенно странно выглядит "соломоново решение" отдать конфликтное дело расследовать СБУ. Как известно, за СБУ надзирает военная прокуратура, но тот факт, что процессуальное руководство непонятно с какой стати поручено не главному военному прокурору Анатолию Матиосу, а другому заму, курирующему блок реформ - Анжеле Стрижевской, наталкивает на мысль, что фактически Луценко поручил расследование самому себе. Чем изначально заложил мину недоверия к его результатам. Тем паче, что СБУ уже начала делать подкоп под НАБУ.

В частности, речь идет о составлении СБУ протокола о коррупции на сотрудницу НАБУ, которую подозревают в коррупции - работая в Бюро, она занималась совместительством - работала бизнес-тренером за зарплату. Причем по закону эта работа не относится к преподавательской деятельности как уверяют в НАБУ.

"Это немного смешная попытка, но весьма символичная. Когда работника НАБУ привлекают за то, что она три лекции провела, - заявил на брифинге Сытник и поведал о заговоре, который плетут против Бюро: - Для ведения информационной войны будет использоваться любой повод, из любых источников, используя любые ресурсы. Масштабная кампания по дискредитации НАБУ готовится на осень".  

Тем временем генпрокурор Юрий Луценко считает, что работники Национального антикоррупционного бюро Украины следили за всем Департаментом расследования особо важных экономических преступлений, заместителем начальника которого является Дмитрий Сус.

"Было установлено, что слежка велась не за Сусом, а за всем департаментом в целом", - сказал Луценко.

Далее ситуация скатилась к откровенной перепалке.

"Дайте сказать свое слово следствию. Нам нужен не имидж, а результаты", - заявил Луценко, которого в конце концов вывела из себя вызывающая манера поведения Сытника.

Последний в ответ призвал Луценко не манипулировать фактами. Но генпрокурор уже закусил удила и начал перечислять свои претензии к НАБУ, используя модное английское ругательство "bullshit" (аналог русского выражения "бред сивой кобылы", "несусветная чушь", а также ряда матерных идиом - Прим.Ред.): "мои претензии – про инцидент я узнал в районе полпятого из СМИ. Булщит! И Столярчук (заместитель генпрокурора - Прим.Ред.) об этом не знал. Я вышел на Артема Сергеевича, когда с билетами уже стоял в аэропорту. Мы провели переговоры, общаясь со своими подчиненными".

Апофеозом этого эпического "брифинга примирения" стала интересная инициатива - предупреждать друг друга о применении подразделения специального назначения за 5 минут.

Война только начинается

После совместной пресс-конференции возникло стойкое ощущение, что война между правоохранительными структурами только начинается по-настоящему - раз они даже для публики не смогли изобразить мир и дружбу. 

Соратники Луценко и бывшие руководитель ГПУ уже начали агитацию за обрезание полномочий "антикоррупционеров", а возможно, и ликвидации НАБУ как самостоятельного органа.

Как высказался вчера экс-генпрокурор Виктор Шокин, вместо создания Госбюро расследований создали зачем-то НАБУ, которое перетягивает на себя функции прокуратуры. Отсюда, по мнению Шокина, и конфликты. Он считает, что НАБУ должно войти в состав будущего Госбюро расследований на правах департамента.

Бывший заместитель генпрокурора Алексей Баганец (друг и адвокат Луценко) на своем персональном сайте выстраивает любопытную логическую цепочку: согласно ст. 1 Закона Украины "О Национальном антикоррупционном бюро", НАБУ является правоохранительным органом, на который возлагается расследование коррупционных правонарушений, отнесенных к его подследственности.

В то же время ст. 26 этого же закона предусматривает, что контроль за деятельностью Национального бюро осуществляется только профильным комитетом Верховной Рады Украины.

В соответствии со ст. 8 Закона Украины "О прокуратуре" функцию осуществления надзора за соблюдением законов при проведении оперативно-розыскной деятельности и досудебного расследования Национальным антикоррупционным бюро осуществляет исключительно Специализированная антикоррупционная прокуратура.

Баганец обращает внимание на тот факт, что руководитель Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП) является одновременно и заместителем Генерального прокурора, однако законодатели практически вывели его из подчинения последнего, чем создали все условия для сращивания НАБУ и САП и, как следствие, их полной, по мнению Баганца, бесконтрольности. То есть создали эдакий саморегулирующийся организм, фактически государство в государстве.

По закону о прокуратуре только Генеральный прокурор может отменять незаконные и необоснованные постановления следователей и прокуроров НАБУ. Однако стоило Луценко воспользоваться этой опцией и отменить постановление тем самым позволив закрыть дело по харьковскому судье, которого аникоррупционеры заподозрили во взятках как юный Холодницкий устроил взбучку Луценко в прессе, намекая на коррумпированность своего формального начальника.

Баганец считает, что с такими полномочиями, которые есть в НАБУ, в Украине нет ни одного правоохранительного органа. И Бюро, при помощи САП, могут принимать к производству любое дело вплоть до квартирных краж и изнасилований.

- Вы только вдумайтесь, несмотря на свое так разрекламированное назначения бороться с коррупцией именно в высших эшелонах власти, статьей 216 УПК Украины предоставлено право любому прокурору антикоррупционной прокуратуры своим постановлением относить к подследственности детективов НАБУ любое другое уголовное производство в преступлениях, предусмотренных ст 191, 206-6, 209, 210, 211, 354 (в отношении работников юридических лиц публичного права), 364, 368, 368-2, 369-2, 410 УК Украины, если "соответствующим преступлением был причинен или мог быть причинен тяжкие последствия охраняемым законом свободам или интересам физического или юридического лица, а также государственным или общественным интересам ", то есть даже тогда, когда названные преступления будут совершены любыми субъектами, не обязательно высокопоставленными лицами, - недоумевает бывший адвокат Луценко.  

Отсюда и вызывающее поведение как Сытника так и Холодницкого.

Поддержку им оказывает не очень многочисленная, но довольно шумная группа "еврооптимистов", а также, что более важно, западные структуры, которые видят в "антикоррупционных" органах возможность влиять на правоохранительную систему страны (а значит и на политические процессы в государстве) минуя официальные украинские власти. Как показывает скандал с внедрением электронного декларирования, Запад в любой момент может задействовать свое главное оружие, пообещав не давать кредиты или безвизовый режим, если какой-то процесс, по его мнению, пойдет не в том направлении. 

Имея такую "крышу", НАБУ и САП пытаются расширить своей ареал возможностей и "круто поставить себя на районе", показав, что с ними решать вопросы можно не менее, а иногда и более, эффективно, чем с Генпрокуратурой и СБУ. И, судя по освещению конфликта рядом СМИ, некоторые олигархи уже в это поверили.

Их перспективы

Укрепить позиции "антикоррупционеров" должно принятие закона, по которому НАБУ дается право технически прослушивать граждан, не прибегая к помощи СБУ. Также ходят пока еще не очень внятные слухи о планах по созданию специальных антикоррупционных судов, что позволит создать вертикально-интегрированную правоохранительную корпорацию полного цикла: нашел человека-завел дело-поставил на прослушку-накопал компромат-сделал предложение-в случае отказа передал дело в свой суд-сделал предложение-в случае отказа получил приговор. 

Естественно, что такая "психическая атака" вызывает противодействие "старых" силовиков.

Нардеп Сергей Лещенко, например, рассказал о подготовке обращения депутатов в Конституционный суд о пересмотре полномочий НАБУ и признания ряда их властных функций незаконными. Возможно будут и другие меры. В конечном счете, свое слово не сказал еще президент Порошенко, который пока усиленно создает впечатления пребывания над схваткой. Но долго паузу хранить он явно не сможет и на каком-то этапе будет вынужден вмешаться в битву. Причем вряд ли он возьмет сторону дерзкой молодежи, которая интересы главы государства и сейчас уже не особо учитывает.

Так что война продолжится. Рынок открытия и закрытия уголовных дел - один из самых емких и рентабельных в Украине. А потому будут использованы все доступные виды оружия. Пока что - политического и информационного.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости