Александр Турчинов
Александр Турчинов, фото: Сироткина Анастасия, "Украинские новости"

Обнародование стенограмм заседания СНБО 28 февраля 2014 года вызвало скандал. В субботу газета «Зеркало недели» написала, что стенограмму отредактировали в интересах нынешнего секретаря СНБО Александра Турчинова, который в конце февраля 2014 года был и.о. президента и, согласно стенограммы, был единственным, кто выступал за применение силы для противодействия России в Крыму. Как пишет газета, в стенограмме не оказалось выступлений экс-главы Генштаба Владимира Заманы, а также заместителя Генпрокурора Николая Голомши, которые также выступали за сопротивление аннексии. Вслед за этим СНБО опроверг «сокращение» стенограммы. Для того, чтобы разобраться в ситуации мы поговорили и с Владимиром Заманой и с Николаем Голомшей.

- Я не был на заседании СНБО 28 февраля. Но я был 1 марта. И там Тимошенко уже не было, зато очень показательна была позиция Турчинова, - рассказал «Стране» Владимир Замана. - На этом заседании собрались около сорока человек, все первые лица государства. В том числе, экс-министр обороны Игорь Тенюх, глава СБУ Валентин Наливайченко, министр внутренних дел Арсений Аваков, лидер «Меджлиса» Рефат Чубаров и другие. Экс-министр обороны Игорь Тенюх и премьер–министр Арсений Яценюк заявляли, что вводить группировку с Материка в АРК Крым не стоит. Но никакого голосования не было. Ведь согласно закону решение о том, как действовать в случае нарушения территориальной целостности государства должен принимать глава государства или человек, исполняющий его обязанности. А в тот момент это был Александр Турчинов. Мне слово дали уже в конце заседания. Я сказал, что нам надо немедленно реагировать на происходящее. Иначе группировка сепаратистов в Крыму будет расти и последствия будут необратимыми. А так же озвучил план действий. Сообщил, какие силы у нас есть на полуострове и предложил объединить усилия армии с ополчением крымских татар. А лидер «Меджлиса» Рефат Чубаров меня поддержал. Думаю, что если бы мы тогда этот план реализовали, проблему в Крыму можно было бы снять и избежать войны на Донбассе. 

- А что сказал Турчинов?

- Он всех выслушал и заявил, что стоит вести себя осмотрительно. Уже после окончания заседания я зашел к нему в кабинет. И, еще раз лично озвучил свою точку зрения. А он мне на это ответил, что наши западные товарищи не рекомендуют нам делать резких движений. На том наш разговор и закончился. Я принял решение выехать на служебном автомобиле в Крым, чтобы оценить ситуацию. 

- Как Александр Турчинов был настроен в этот день? 

- Я так понял, что решение уже было им принято и решение было не воевать. Это совершенно четко он мне озвучил. Кстати, уже после моего возвращения с полуострова (я там находился с 1-го марта, в течение трех дней) и после моего доклада, Александр Турчинов вызвал главных силовиков страны: Валентина Наливайченко, Игоря Тенюха и Арсена Авакова. И приказал им ехать в Крым, чтобы оценить ситуацию и организовать сопротивления. Они где-то отсутствовали полтора суток. А потом вернулись и сказали, что их на полуостров не пустили. И это при том, что 15-го марта я снова ездил в Крым. На этот раз на личном автомобиле и с паспортом гражданина Украины. И меня никто не остановил.

- Почему, на ваш взгляд, они не поехали?

- Да никто не собирался в Крыму сопротивление организовывать. Люди не для этого на Майдане пиарились и рвались на эти должности. Понимаете?! Вообще, если три силовика такие вещи заявляют, их там же на месте надо было увольнять! Знаете, я многого до конца не понимаю из того, что тогда происходило. Вот меня в прокуратуру сейчас вызывают по крымским событиям. И спрашивают: виноваты ли в случившемся командиры воинских частей? А я отвечаю, что командиры без приказа руководства действовать не могут. У командиров должен быть приказ, в котором определены конкретные задачи и план взаимодействия с другими подразделениями. Только тогда можно с них спросить почему они приказ не выполнили. А если приказа не было, значит и спрашивать с них нечего.

- А кто должен был, по закону, в этой ситуации ставить задачу?

- Задачу командирам должно определить военное руководство. Но предварительно решение на применение Вооруженных сил должен был принять исполняющий обязанности президента, верховный главнокомандующий Александр Турчинов. Так, кого судить надо? Кто не выполнил закон? Кто предал? В марте 2014 года надо было из центра хотя бы сигнал дать силовикам, что их здесь поддерживают. Что готовы за них бороться. И все! Они бы сами сопротивление там организовали.

- Но почему все- таки Турчинов не хотел отдавать приказ сопротивляться?

- Мне кажется, что тогда мы попали в чужую игру. Западу было выгодно использовать сложившуюся в Крыму ситуацию для того, чтобы ввести санкции против России и ослабить ее. 

- Как вы думаете, почему СНБО именно сейчас рассекретило стенограмму заседания от 28 февраля 2014 года?

- Можно предположить, что это было сделано в политических интересах.

С этим согласен и экс-заместитель Генпрокурора Украины Николай Голомша.

- Я думаю, что этот документ придали гласности по политическим соображениям, -  отмечает Николай Голомша. – Потому что сейчас в Раде идет борьба. Лично я противник рассекречивания таких документов. Эти вещи небезопасны для страны. А о государственных интересах, политики должны думать в первую очередь. Я считаю, что им надо было проанализировать то, что тогда произошло. И сделать выводы что бы не допустить повторения этой ситуации в будущем.

На вопрос присутствовал ли он на заседании СНБО 28 февраля Голомша ответил утвердительно:

- Я не являлся членом Совбеза и находился там вместе с Генеральным прокурором Олегом Махницким. Но я помню заседание СНБО на котором присутствовала лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко. Она действительно говорила о том, что надо взвешивать каждый шаг, а также избегать резких движений. В тоже время позиция и.о. президента Александра Турчинов была иной. Я и Олег Махницкий также считали, что есть основания для введения Военного положения и введения войск с материка в Крым. Более того, говорили, что на полуостров надо завести людей с Майдана.

- Почему же Александр Турчинов передумал?

- Я не знаю. При мне окончательное решение не озвучивалось. Я думаю, что его принимали на заседании, где присутствовали исключительно члены СНБО.