Получит ли "Нефтегаз" от «Газпрома» $50 млрд?

Вчера один из руководителей «Нефтегаза» Юрий Витренко (к слову, сын лидера ПСПУ Натальи Витренко) объявил сумму, которую компания хочет получить в результате иска в Стокгольмский суд к «Газпрому». Это ни много ни мало $50 млрд ­– около двух годовых бюджетов нынешней Украины.

Правда, Витренко при этом пояснил, что российская сторона всеми способами затягивает начало процесса, а потому даже приблизительно нельзя сказать, о каких сроках идет речь. Но даже если сроки станут известны, результат процесса остается непредсказуемым.

Больше половины запрашиваемой «Нефтегазом» суммы ­‒ $30 млрд ‒ это компенсация за «Черноморскнефтегаз», потерянный вместе с Крымом. И в этом главная проблема: поскольку речь идет о политическом вопросе, Стокгольмский суд может отказаться его рассматривать, сославшись на то, что внешнеполитические вопросы не являются его компетенцией.

Вторая проблема – встречные иски «Газпрома». За последние два года «Нефтегаз» нарушил уже столько пунктов договора 2009 года, подписанного Путиным и Тимошенко, что они потянут на десятки миллиардов долларов (в первую очередь - это штрафы за недобор газа). Причем, в отличие от большей частью политических претензий «Нефтегаза», газпромовские претензии основаны на юридических аргументах ‒ то есть именно на том, что является компетенцией Стокгольмского суда. Так что как бы в итоге еще и не остаться в проигрыше.

Савченко не вернется до осени

Россия начала процедуру экстрадиции Надежды Савченко в Украину, но вернуться она сможет не раньше октября. Об этом заявил ее адвокат Николай Полозов, добавив, что Москва приняла принципиальное решение о передаче украинки на Родину и даже обещает проводить все процедуры в ускоренном порядке. Однако даже этот ускоренный порядок будет длиться несколько месяцев.

Полозов сообщил и еще одну немаловажную деталь: экстрадиция возможна в том случае, если Украина признает приговор, вынесенный Савченко в России. Для самой Надежды это ничего не меняет – она как народный депутат не может сидеть в украинской тюрьме. Однако политически это переворачивает ситуацию с ног на голову – ведь в случае признания приговора Украиной получается, что российский суд как бы был прав, вынося его.

Однако у украинской власти, похоже, нет иного выхода – ведь Савченко уже согласилась на вариант с экстрадицией. Понятно, что провластные политики внутри Украины будут разъяснять гражданам, что речь идет о формальном признании ради спасения соотечественницы (и это правда), но у России появится формальній повод доказывать, что Украина признала приговор, а значит какие к нему претензии?

В Одессе стреляют в журналистов

Не успели отзвучать события 2 мая в Одессе, как этот город снова оказался в центре внимания. Вчера там обстреляли съемочную группу местного 7 канала, причем один из журналистов получил серьезное ранение.

Как мы уже писали, инцидент не имеет политической окраски, однако сам факт обстрела журналистов (по которым в тот момент явно было видно, что они журналисты), показывает, насколько неблагополучной является криминогенная ситуация в обществе.

В последнее время в Украине вообще стало нормой выяснять отношения с помощью огнестрельного или травматического оружия. Недавний случай был 30 апреля в Киеве. Отметим, что Киев и Одесса ‒ два города, в которых власть позволяет радикалам особенно свободно себя чувствовать (а иногда и сама использует их для расправы с политическими оппонентами).

И если власть не пересмотрит свое отношения к радикальным группировкам и к огромному количеству оружия, которое сейчас незаконно находится у них на руках, последствия будут плачевными для всех.

Германия предлагает крепить военную мощь ЕС. Против кого?

The Financial Times сообщила, что Германия собирается в июле презентовать проект создания общеевропейской армии, точнее ‒ единой армии стран ЕС. Этот проект настолько находится в противоречии с царящими сейчас в Западной Европе евроскептическими настроениями, что на нем нельзя не остановиться.

Нет сомнения, что Берлин делает все, чтобы спасти проект «ЕС». Даже несмотря на то, что именно немцам приходится нести основную налоговую нагрузку в рамках этого проекта. В данном случае речь идет о стратегических планах, автором которых является не Меркель, но которые медленными темпами реализуются уже несколько десятилетий.

Речь идет о создании Единой Европы, объединенной не силой оружия (как это пытался сделать Гитлер), а через политические и экономические рычаги. По сути, нынешний ЕС - это рынок сбыта для немецких и прочих западноевропейских товаров, а также место инвестирования германского капитала. И рост немецкой экономики, наблюдаемый последнее десятилетие, во многом и объясняется возникновением нового огромного рынка сбыта. Естественно, его терять немцы не намерены. А наоборот, намерены укреплять его.

С этой точки зрения, появление идеи о европейской армии - вполне логичный ход. Любой рынок нужно уметь защищать.

Франция, чья политика сейчас идет в фарватере немецкой, вряд ли станет препятствием. Однако важна позиция США, поскольку проект единой европейской армии является скрытым антиамериканским и антинатовским. Объединяя Европу вокруг себя, Германия одновременно выдавливает с континента Штаты. Ведь если у ЕС будет единая армия, зачем европейцам НАТО?

Франция торпедирует планы Обамы

Появление сообщений о создании единой европейской армии характерным образом совпало с заявлением президента Франции Олланда о том, что его страна не поддерживает план создания зоны свободной торговли между Евросоюзом и США. «Мы никогда не примем подрыв основных принципов нашего сельского хозяйства, нашей культуры и взаимного доступа к рынкам закупок», ‒ так он объяснил причины своего демарша.

И Олланда действительно понять можно. В переговорах о ЗСТ Вашингтон вел себя с Брюсселем приблизительно так же, как раньше Брюссель вел себя в переговорах о ЗСТ с Киевом. То есть продавливал исключительно собственное видение свободной торговли. А оно подразумевает уничтожение всех преференций, которые сохранили для себя ведущие страны ЕС при его создании. Так что опасения Олланда насчет катастрофы французского сельского хозяйства в соперничестве с американским вполне обоснованы.

С другой стороны, можно понять и Штаты. В 40-е годы прошлого века они через план Маршалла вложили миллиарды долларов в Европу ради того, чтобы быть хозяевами на ее рынках, ‒ а Европа закрылась, создав Евросоюз. Новое открытие Европы было одним из главных проектов Обамы, приуроченных к концу правления. Однако похоже, что на внешнеполитическом поприще нынешнего президента США ждет еще одна неудача. Которая, впрочем, скажется не на Обаме, а на Клинтон, добавив голоса Трампу с его скептицизмом в отношении международной политики нынешней администрации.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости